• О ПРОЕКТЕ

Избрание Дональда Трампа в качестве 45-го президента Соединённых Штатов Америки ознаменовало резкий разворот как во внутренней, так и во внешней политике страны. Многие аналитики склонялись к мысли, что республиканцы никогда больше не смогут победить на президентских выборах в США в силу тектонических изменений в демографии и этническом составе населения. Традиционно белые христиане англо-саксонского происхождения голосовали за республиканцев, в то время как латиноамериканцы и афроамериканцы отдавали свои голоса за демократов. Однако, процент белых американцев резко сократился за последние 30 лет, и республиканцы были просто вынуждены победить 8 ноября 2016 года.

Несмотря на пребывания темнокожего Барака Обамы в должности президента, межрасовые противоречия в обществе ещё сильнее обострились за последние восемь лет. В значительной степени масло в огонь подливает неконтролируемая волна мексиканской иммиграции (по некоторым данным, нелегальных иммигрантов из Мексики в США более 11 миллионов). Анализ причин роста ксенофобии и межэтнической напряжённости показывает, что эти предпосылки, как правило, связаны со сложными демографическими процессами, изменением роли и структуры рабочей силы и некоторыми другими факторами социально-экономического характера.

Как показывают исследования, «катализатором» межэтнических проблем является медленное, но поступательное сокращение белого населения. На этом фоне представители этнических меньшинств, количество которых неуклонно растёт, всё активнее заявляют о себе, отстаивая свои права и претендуя на большее участие в общественно-политической жизни. Мнения учёных по данному вопросу расходятся. Либералы полагают, что происходит необратимый, естественный процесс, сопутствующий развитию любого постиндустриального демократического общества с либеральной рыночной экономикой, а противодействовать этому неразумно, бесполезно и архаично. Консерваторы, напротив,  предрекают смерть цивилизации и новое нашествие варваров.

Социально-экономические условия

Необходимо отметить, что негативным демографическим и застойным экономическим процессам последних десятилетий предшествовал экономический подъём послевоенного периода в Северной Америке, который предзнаменовал собой начало структурных социальных перемен. Именно в то время произошёл пере­ход местных рабочих в разряд служащих, где зарплаты были выше, а условия труда лучше. Существенно укрепил свои политические и экономические позиции средний класс – опора западной демократии. Уменьшилась разница в доходах между ним и богатой верхушкой. В начале 1970-х гг. реальные доходы западных рабочих и служащих достигли своего пика.

В то же время, развитие транснационального бизнеса и высоких технологий, появление всемирных электронных сетей в банковском деле и торговле привели к тому, что начался стремительный экономический рост стран азиатско-тихоокеанского бассейна. С этого момента строить предприятия у источников природных ресурсов или ставить офис фирмы непосредственно у заводских цехов стало необязательным.

По этой причине крупные американские концерны стали переводить свои производства и финансы в регионы бурного экономического роста. Определяющими факторами этой трансформации явились дешёвая рабочая сила и низкие налоги развивающихся стран. В результате технологическая и финансовая мощь помогла США извлечь максимальную прибыль из начавшейся глобализации мировой экономики и снижения таможенных барьеров, но структурные перемены отрицательно сказались на социальном климате и трудовых отношениях «у себя дома», что, в частности, выразилось в росте безработицы среди квалифицированных рабочих.

0

В этот период начала отчётливо проявляться так называемая «аристократизация люмпенов». Возник контингент недостаточно хорошо обученных людей с высоким самомнением, плохо выполняющих свою работу. Программы социальной поддержки, плод политической борьбы левых и профсоюзных движений, стали стимулировать феномен «социального иждивения», когда люди, будучи уверены в материальной помощи со стороны государства, отказываются выполнять физическую и, как они полагают, «непрестижную» работу. Установлению этих представлений о иерархии видов трудовой деятельности способствует насаждаемый нынешней масс-культурой и СМИ культ потребительства, быстрого обогащения и лёгкого успеха. По мнению ряда исследователей, завышенная самооценка стала следствием снижения качества среднего и высшего образования.

В новых условиях предпринимателям стало невыгодно обеспечивать высокие зарплаты своим сотрудникам. Постепенно снижается роль рабочей силы в промышленном секторе и увеличивается значение сферы услуг, ориентиро­ванной на межперсональную кооперацию, с более низкими зарплатами. Глобализация мировой экономики вызвала сокращение доходов среднего класса и привела к закрытию многих промышленных предприятий в областях станкостроения, судостроения, автопрома и сталелитейной индустрии, способствовала социальной и экономической деградации многих американских рабочих средней квалификации.

Американский учёный Л.Туроу приводит следующие факты: В 1973 г. реальные заработки мужчин, с поправкой на инфляцию, начали снижаться. И в этом случае сокращение реальных заработков постепенно распространялось на всю рабочую силу, так что к началу 1990-х гг. реальные заработки мужчин снижались во всех категориях возраста, профессии, занятий и во всех образовательных группах, в том числе в группе с учеными степенями. В период с 1973 г. до 1993 г. средний заработок мужчин, работающих круглый год с полной рабочей неделей, упал на 11% (с 34 048 долларов в год до 30 407 долларов), хотя за то же время реальный валовой внутренний продукт на душу населения вырос на 29%. Еще хуже обстояло дело с реальным годовым заработком белых мужчин с полной занятостью, снизившимся на 14%. Мужчины, окончившие колледж, в возрасте от сорока пяти до пятидесяти четырех лет, то есть в периоде своих наивысших заработков, испытали почти невероятное снижение медианы заработка на одну треть. Особенно пострадали белые мужчины в возрасте 45 – 54 лет, имеющие высшее образование на уровне колледжа: их зарплаты сократились почти на треть.

1-1-1

Американские изоляционисты полагают, что США сами стали первой жертвой глобализации. Патрик Бьюкенен, в частности, воспринимает глобализацию как систему допуска на богатый и справедливый американский рынок демпинговых товаров из стран с почти рабским трудом, как уход свободного американского капитала в зоны дешевой рабочей силы, что лишает работы большие массы собственно американцев, разрушает американскую экономику, ослабляет, в конечном счете, международные позиции Америки. В этом смысле Бьюкенен назвал глобализацию «заменой коммунизма» в качестве главного противника Америки.

В результате погоня за сверхприбылью фактически привела к ликвидации договоров профсоюзов с работодателями. Регулирование продолжительности рабочего дня, являвшееся основой социальной политики, подверглась ревизии. Крупный капитал вынуждает профсоюзы идти на уступки, угрожая в противном случае прибегнуть к массовым увольнениям.

Рост безработицы и социального иждивения увеличили финансовую нагрузку на социальные и пенсионные системы и начали тормозить экономический рост. В свете таких проблем многие работодатели решили организовать набор трудовых иммигрантов из стран третьего мира.

Демографические метаморфозы

По данным первой переписи населения, проведённой  в 1790 г., белое население в Североамериканских штатах составляло 80 % от общей численности, 87 % из которых имели англо-саксонские корни, а 13 % – немецкие. Таким образом, США были национальным государством, социально сплочённым общими культурными и языковыми связями. Большую часть XIX в. США оставались в основном однородной нацией, состоящей из белых англосаксонских протестантов. На рубеже веков в страну также прибыло много ирландцев, немцев, итальянцев, поляков и скандинавов. Образовался некий трансевропейский сплав с социальной элитой, сохранявшей прежние традиции белого англосаксонского протестантизма. Примерно с середины XIX в. по середину ХХ в. подавляющее большинство иммигрантов прибывало в Америку из Европы (от 70 % до 90 % всех иммигрантов имели европейские корни).

1-2

В период между двумя мировыми войнами иммиграция строго квотировалась по расовому и национальному признакам. Но квоты для представителей неевропейских народов постоянно росли. В 1949 г. всем странам Азии (41 стране) была выделена квота по сто человек в день. Несмотря на это, до 1965 г. среди переселенцев все же преобладали люди европейского происхождения.

3 октября 1965 г. президент Линдон Джонсон подписал новый закон об иммиграции, так называемый «Иммиграционный акт», предоставивший права въезда в страну лицам, которым ранее было отказано в допуске по этническому признаку. Теория «плавильного котла», которая представляла «ассимиляторское» направление в оценке этнических взаимодействий до этих судьбоносных реформ законодательства, стала заменяться концепцией так называемого «салата».

2-1

Это событие напрямую повлияло на социально-культурную обстановку в стране, так как произошел существенный сдвиг в национальном составе иммигрантов. Были созданы льготные условия для воссоединения семей иммигрантов. Сильно возрос прилив выходцев из стран Азии, Африки, Латинской Америки и островов Карибского бассейна. Иммиграционный акт 1965 г. положил начало политике, которая дискриминировала потенциальных европейских иммигрантов, но способствовала массированной неевропейской иммиграции. Только за 1965 – 1969 гг. иммиграция из стран Азии возросла на 272 %. Начиная с этого переломного момента, доля европейцев начала поступательно сокращаться, при общем росте населения страны.

За два последних десятилетия в США въехало больше иммигрантов, чем за всю американскую историю. 90 % всех иммигрантов из развивающихся стран прибыли именно в Америку.

США также столкнулись с серьёзной проблемой нелегальной иммиграции. Это обстоятельство порождает значительное количество социально-экономических и гуманитарных трудностей для граждан страны, так как снижается уровень заработков, сокращаются государственные пособия, и увеличивается число увольнений. К тому же от нелегальных иммигрантов на сегодняшний день зависят целые отрасли экономики и сферы услуг. Необходимо отметить, что, когда Конгресс США в 2006 г. рассматривал законопроект по ужесточению мер против нелегальных иммигрантов, на улицы американских городов вышли миллионы мексиканцев, напомнивших властям о том, кто выполняет в стране «грязную работу».

Данные о количестве нелегальных иммигрантов никогда не бывают точными. Однако, по наиболее авторитетным оценкам, доля незаконных иммигрантов от общего населения страны составляет примерно 2 – 3 %, причем половина из них — выходцы из Мексики. По оценкам американской миграционной службы, каждый год в США прибывает почти 1 млн. официальных иммигрантов и почти полмиллиона незаконных. Основная доля нелегальных иммигрантов проникает на территорию США через протяжённую и недостаточно охраняемую американо-мексиканскую границу. Большинство «мексиканских американцев» живет на Юго-западе в штатах Калифорния, Аризона, Нью-Мексико, Колорадо и Техас.

3

Общеизвестно, что народу легче ассимилировать людей с близкими этнокультурными корнями. Так, в конце 1980-х – начале 1990-х гг. многие учёные заговорили об уменьшении роли этничности среди белых американцев (выходцев из Англии, Ирландии, Германии, Скандинавских стран, Польши и т.д.). По мнению американского социолога Р.Альбы, это определяется тем, что уровень доходов, образования и занятости не определяется более принадлежностью предков конкретного белого американца к определённой европейской национальности. Переплавив к началу 1990-х гг. в практически однородную субстанцию белых американцев, «тигель» не смог, однако, создать единую американскую нацию. Другие расовые и этнические группы переплавке не поддались. Этим определяется и то, что в 1990-е гг. различия между американцами европейского происхождения и американцами других расово-этнических корней только усилились.

В настоящее время население США насчитывает примерно 324 млн. чел., из которых белых – примерно 65 %, «латиносов» – 17 % (55 млн.), афроамериканцев – 13 % (около 40 млн.), выходцев из Азии – 5 % (16 млн.). По прогнозам демографов, в будущем процентное соотношение будет складываться не в пользу белых американцев. Американский мир вскоре не сможет управляться не только взятыми отдельно англосаксами, но и потомками европейцев в целом. По данным Питера Браймлоу, эксперта журнала «Форбс», к 2020 г. доля белых сократится до 61 %, а к 2050 г. этот показатель упадет до 53 %. Зато прочие этнические группы продолжат укреплять свои позиции.

При этом зоны демографически высокого давления в Азии и Латинской Америке будут порождать движение в зоны низкого демографического давления в Северной Америке. Эти тенденции настораживают простых американцев. Опросы населения показывают, что значительное число белых американцев обеспокоено наплывом иммигрантов. Среди граждан преобладает мнение, что большинство иностранцев проживают в стране нелегально и наносят ущерб экономике США.

Вопрос иммиграции фактически расколол американское общество. Существует точка зрения, согласно которой иммиграция – это серьезная угроза гражданственности. Изоляционисты и традиционалисты призывают к жёсткой политике квотирования по национальному и социальному признакам, а также настаивают на усилении охраны границ. Сторонники космополитических и либерально-рыночных взглядов, в свою очередь, осуждают попытки строгого регулирования иммиграционных потоков и приветствуют кардинальные сдвиги в этническом составе страны. Среди последних бытует мнение, что состав населения страны должен меняться, так как это сам принцип США. Происходит смешение различных культур, национальностей и рас. Этничность утрачивает своё значение.

Наглядным примером изменения этнического состава США является штат Калифорния. Если в 1970 г. в этом североамериканском штате потомки европейских иммигрантов составляли 80 %, то в начале XXI в. их доля упала до 57 %.  В ряде районов в школах большинство предметов преподается на испанском языке. В итоге происходит поступательное стирание границы между США и Мексикой. Американские политики вынуждены считаться с мнением усиливающегося латиноамериканского лобби, в особенности мексиканского.

4

Несмотря на общий рост численности населения США по трём показателям – низкой смертности, высокой рождаемости и иммиграции, абсолютный и относительный удельный вес белых американцев сокращается. Согласно статистическим данным, иммигранты и рождающиеся у них дети составляют две трети ежегодного прироста населения США.

Эксперимент мультикультурного общества ещё нигде не удался. Там, где этот эксперимент ставился, следствием были серьёзные социальные проблемы, образование гетто и всевозможных неблагополучных трущоб, а также рост преступности. США – лучший пример такого печального развития событий. Хвалёному американскому «плавильному тиглю» не удалось создать ни социального, ни культурного равновесия. Как известно, любое общество, базирующееся на иммиграции, – это общество конкуренции между кланами и диаспорами. Результат всего этого – социальная несправедливость и дискриминация.

Внутреннего единства нации, то есть американского общества как такового, уже нет. США подвержены медленному разложению и расслоению по идеологическому, этническому и расовому признакам. Неуправляемая иммиграция может превратить Америку в скопление народов, не имеющих фактически ничего общего между собой – ни истории, ни языка, ни традиций, ни культуры, ни общих этнических корней. Если не про­изойдет ассимиляции этнических меньшинств, то со временем сама территориальная целостность Соединенных Штатов Америки может быть поставлена под вопрос.

5

Именно в этот тревожный исторический период на политическую сцену вышел миллиардер Дональд Трамп, который провозгласил в качестве краеугольной внутриполитической меры – депортацию нелегальных иммигрантов, борьбу с этническими ОПГ, усиление пограничных и миграционных служб и строительство «Великой стены» вдоль границы с Мексикой. Х.Клинтон наоборот выступала с программой повсеместной амнистии для нелегалов и предоставления им американского гражданства. Если бы президентом избрали Клинтон, то США коренным образом изменились, и белые американцы навсегда утратили возможность демократическим путём вернуть себе власть в стране. Трампу предстоит очень непростая работа по исправлению ошибок его предшественников. Противодействие со стороны мировой финансовой элиты будет колоссальным. Однако, победа здравого смысла и национальных интересов над лево-либеральными химерами в ключевой мировой державе даст импульс другим странам последовать примеру США и покончить с игом глобалистов.

vespa

%d такие блоггеры, как: