Особая взаимосвязь политики и искусства не нуждается в доказательствах, а в сегодняшнюю эпоху гибридных войн у нее появляются новые аспекты.

На Западе произошел правый поворот, и, хотя далеко не во всех странах к власти пришли или увеличили свое политическое представительство те, кого называют ультраправыми, евроскептиками, националистами, популистами и т.д., речь идет о долгосрочном тренде, который будет определять повестку ближайших десятилетий. Заявило о себе новое правое сообщество, находящееся за рамками политических структур: альтернативные правые (alt-right), получившие известность во время президентской кампании Трампа и в определенной степени ответственные за его победу – это уже не только американский феномен.

Движение, идеологически основанное на трудах европейских «новых правых» философов, находит все больше сторонников по ту сторону Атлантики. Терминология может варьироваться, но очевидно, что alt-right, true-right, real right, идентитаристы находятся в одном спектре западного общества, критически настроенного не только к либерализму и глобализму, но и старому системному консерватизму. Alt-right в широком его понимании – носит черты уже переставшей быть маргинальной субкультуры, и находит свое отражение во всех сферах жизни общества – от уличной активности (идентитаристы) до мозговых центров Белого дома (Стив Бэннон), от сетевых мемов (лягушонок Пепе) до философских трудов, которые способны осилить единицы (Arktos Media и Washington Summit Publishers). В этом ряду более чем уместным было бы появление alt-right альтернативы современному искусству, с тревожным постоянством ставящему под сомнение традиционные ценности и саму суть человеческой натуры. Такое искусство могло бы стать отличным флагманом для продвижения новых правых, воплощая сильные визуальные образы и узнаваемый стиль. Однако пока условный alt-right art еще только ищет формы существования. Всему свое время, но дискуссия о нем не преждевременна.

Шоу, но не искусство

Конечно, неверно заявлять о том, что современное искусство полностью исключено из внимания альтернативных правых. Если забить в поисковике Google «alt-right+art», то в первых строчках результатов поиска обнаружатся ссылки на арт-шоу, которые проходили в поддержку Трампа в США и в Великобритании и ожидаемо провоцировали широкий резонанс в СМИ и возмущение общественности. С точки зрения пиара они стали удачей, но качество представленного искусства остается под большим вопросом.

Принты Маркуса Эпштейна на выставке #DaddyWillSaveUs
Фото: Gaby Del Valle/ Gothamist

Название первой выставки в поддержку Дональда Трампа, которая с помпой состоялась в нью-йоркских Бруклине и Манхэттене — #DaddyWillSaveUs, а слоган – предсказуемо  – «Make Art Great Again». Гвоздем программы стал перформанс еще не ставшего на тот момент изгоем Майло Яннопулоса в ванне, заполненной свиной кровью, на стене рядом с которой были приклеены черно-белые фотографии тех, кто, как указывалось, был убит мигрантами. Зрители отмечали, что перформанс был все же не об исламизации, терроризме или искусстве, а только о самом Майло.

Также на выставке были представлены игральные карты Джастина и Ника Годески, изображающие Дональда Трампа, Тилу Текилу, Алекса Джонса и других персонажей американской правой сцены; фотосерия Луциана Винтрича «Twinks For Trump», посвященная поддержавшим будущего президента представителям ЛГБТ-сообщества; портреты Джорджа Вашингтона в кепке «Make America Great Again» Маркуса Эпштейна и другие подобные произведения.

Аналогичная экспозиция, открывшаяся сразу после избрания Трампа в лондонской галерее LD50, cопровождалась сетевой кампанией «Shut Down LD50» и митингами активистов. Посетители выставки могли оценить принты с твитами альтернативных правых, выгравированные изображения лягушонка Пепе, диаграммы, иллюстрирующие связи ультра-правых движений и картонную фигуру Дональда Трампа, заявленного в числе участников.

Фото: LD50 Gallery

Таким образом, содержательно эти выставки не являлись альтернативой либеральному модернизму и не отличались от обычных выставок современного искусства, критикуемого alt-right ресурсами. Принцип «бей врага его же оружием» может работать на первых порах, но для дальнейших действий троллинга и иронии постмодерна недостаточно, нужны свои собственные инструменты.

В мае на главном ресурсе движения Altright.com была опубликована статья, обличающая творчество Жана-Мишеля Баския и современное искусство в целом.

Автор выразил возмущение тем, что стоимость картин известного аморальным образом жизни Баския, которые может нарисовать и ребенок, перевалила за 100 млн долларов. Увы, критика современного искусства нередко превращает спикера в обывателя, впервые увидевшего «Черный квадрат» в музее. К творчеству Баския можно относиться по-разному, но в данной ситуации,  увы, не он является корнем зла, хотя в целом доводы статьи были очень по существу. Современное искусство действительно зачастую создается без особых усилий и напрочь лишено красоты, духовности и смысла, не представляет реальной ценности, а его рыночная стоимость – продукт заговора галеристов и коллекционеров. Наконец, мировой либерализм без стеснения использует современное искусство для распространения своих идей и уничтожения традиционной культуры. В заключительной части данной статьи содержался призыв создать «свое собственное искусство», самим определять свою культуру и то, «кто мы есть». Но пока ничего, кроме разбрызгивания свиной крови в белых кубах галерей и тиражирования мемов с лягушонком Пепе, американская правая арт-сцена не предлагает, по крайней мере, в публичном поле.

На этом фоне символичным стал снос памятников героев Конфедерации, являющихся предметами монументального искусства и частью национального достояния США. Поводом для демонтажа четырех монументов 80-х годов XIX века, в числе которых были памятники генералу Роберту Ли и президенту Конфедерации Джефферсону Дэвису в Новом Орлеане, стали расовые конфликты, и демонстрации противников сноса не смогли изменить ситуацию.

Эпоха постмодерна, постправды, пост-всего характеризуется и отсутствием героев, и популярной становится точка зрения, что проще отказаться от своей истории и культуры, нежели принимать их вместе со всеми противоречиями и спорными моментами.

Поиск идентичности в прошлом

Особый подход у движения идентитаристов, среди которых много как сторонников alt-right, так и тех, кто не до конца разделяет их взгляды. В соответствии со своим названием, идентитаристы выбирают в качестве символов cопротивления памятники античности и другие более поздние архетипические образы европейской культуры. Так, группа Identity Evropa использует изображения Давида Микеланджело с надписью «Let’s Become Great Again» на своих постерах, распространяемых в городах США. Античная архитектура и скульптура часто появляются на идентитаристских видео вместе с призывами вспомнить свои корни, также часто можно наблюдать языческие и народные мотивы. В сочетании с цифровыми эффектами и модными шрифтами это определенно сильный запоминающийся ход.

https://twitter.com/IdentityEvropa/

Римская империя, погибшая под натиском варваров — довольно печальная аналогия для Европы, исторические параллели с сегодняшним миграционным кризисом довольно очевидны. Хорошо известно и то, что сегодня происходит на Ближнем Востоке с античным наследием, которое показательно на камеры уничтожают исламисты. Как реконструкторы не могут быть реальными воинами, так и возрождение традиции и постоянная апелляция к ней в ситуации невозможности ее защитить не приведет никуда.

Отдельного упоминания стоит использование в одном из подобных роликов картины советского художника Константина Васильева, который в 60-е годы в поселке под Казанью творил на темы былин и мифов, и никак не подозревал, какая судьба ждет его работы спустя полвека. Возможно, эта странная связь и есть ключ к будущему правому трансконтинентальному искусству.

Скриншот: Youtube/Red Ice TV

Сделаем искусство снова великим

Ключевые фигуры alt-right открыто заявляют о потенциальной роли движения в объединении США, Европы и России. И искусство здесь может стать полем совместного сопряжения сил, опережая политическую повестку, допуская смыслы и образы, время для которых в реальности еще не пришло.

По ряду причин в России раньше, чем на Западе, начали складываться предпосылки для формирования нового правого искусства, приходящего на смену прозападной культурной экспансии 90-х и постмодернистской вседозволенности 00-х. С учетом особенностей нашего государственного устройства оно априрори носит номенклатурный характер. Переформатирование сферы современного искусства осуществляется с учреждением структур, имеющими четко делегированные государством цели и полномочия и ставящие во главу угла провластный курс, православие и традиционные ценности — Фонд развития современного искусства, Русский Художественный союз. В своей деятельности они делают упор на перековку старых кадров и наследие консервативной школы, восходящей к петербургской Новой академии. Молодежные же правые арт-практики пока остаются прерогативой пост-«нашистких» движений, таких как проект «Сеть», и представляют собой продукт невысокого качества, вызывающий у целевой аудитории 15-35 лет чаще всего отторжение или что еще хуже равнодушие . Между тем, в подвальных помещениях по личной инициативе и на частные средства организуются выставки авторов, которые переосмысляют наследие традиционной русской культуры и определяют свой стиль как актуальный консерватизм.

Таким образом, пока нет речи ни о системной работе, ни о сформировавшемся новом художественном направлении, и все происходящее остается в сфере внутренней политики. Вместе с тем, уже можно дать определение тому, каким должно быть альтернативное правое современное искусство – прекрасная форма в сочетании с мощной идеологической составляющей, переосмысление традиций античного, классического, народного, при неизменном уважении к ним, ультрасовременные инструменты производства и презентации, активное продвижение в сети и cпособность быть понятным на любом языке.

Еще рано говорить о геополитической оси от Владивостока до Аляски через Атлантический океан, но как говорилось выше, искусство может идти впереди политики. Несмотря на всю разницу культурного восприятия, государственной и социальной архитектуры, и Россия, и США – являются частью единой европейской цивилизации, существование которой сегодня оказалось под большим вопросом. Уничтожение памяти о прошлом лишает будущего, а в настоящем то, что носит название современного, должно олицетворять истинные ценности и продолжать традиции, а не быть симулякром, каким является «современное искусство».

Петр Скляр «Дерево сильно корнями!»

Источник