Редакция журнала Vespa представляет эксклюзивное интервью американской правой журналистки русского происхождения Ланы Локтефф. Большое спасибо Дарье Андреевой за подготовку данного интервью.


Борьба правых и левых сил, развернувшаяся на Европейском континенте и в США, придала новое звучание и гендерному вопросу. «Марш женщин на Вашингтон» – пример реакции либерального сообщества на приход к власти националиста и консерватора Дональда Трампа. Американская журналистка русского происхождения Лана Локтефф  , живущая в Швеции и США, которую СМИ уже окрестили «альт-феминисткой», рассказала о том, как последовательницы Alt-right смотрят на традиционный феминизм, что объединяет сегодня европейских и американских националистов и как российская социальная и политическая модель может быть полезна Западу.

— Лана, некоторые медиа начали использовать термин «альт-феминизм» в отношении Вас и Ваших единомышленников. Что Вы сами думаете по этому поводу?

В первый раз об этом слышу, но они всегда стремятся наклеить ярлыки на тех, кто думает по-другому. На мой взгляд, феминистки неженственны и ведут себя как мужчины. Они соревнуются с мужчинами. По-настоящему женственная женщина хочет быть красивой, привлечь лучшего партнера из возможных, создать семью, жить в прекрасном доме, быть любимой и проявлять заботу о близких. Большинство женщин не хотят работать в корпорациях и умереть в одиночестве, окруженные лишь своими кошками, они не хотят работать, действовать или заниматься сексом как мужчины. Но называть таких женщин как я «альт-феминистками» лишено всякого смысла. Женщины, которые ценят красоту, семью и дом – истинно женственные женщины. Единственная альтернатива женственности – женщины, которые ведут себя как мужчины.

— Расскажите, пожалуйста, о Ваших взглядах и идеологии.

Все просто. Я выступаю за этно-национализм для всех без принудительного мультикультурализма, насаждаемого марксистскими элитами. Да, в мире есть некоторые регионы, где на протяжении долгого времени происходило органичное смешение этносов и культур и это прекрасно. Но сейчас мы наблюдаем неестественную массовую иммиграцию, миллионы мигрантов наводнили европейские страны, стремительно меняя демографию местного населения. Мир называет геноцидом заселение китайцами Тибета, но когда миллионы неевропейцев заполоняют Европу, почему мы должны называть это разнообразием? Мне известно, что раса, этническая принадлежность и культура взаимосвязаны, и эти аспекты влияют на политическое будущее нации. Вы не можете импортировать население третьего мира и рассчитывать на то, что западная культура первого мира останется прежней.

Враждебные марксистские интеллектуалы из Франкфуртской школы, которые переехали в США,  заразили американские университеты идеей о том, что белые люди являются проблемой для мира. Это  группа заговорщиков была одержима  паранойей по поводу того, что фашизм снова воскреснет. В соответствии с этими мыслями было найдено решение: белых стран больше не должно существовать, а в долгосрочной перспективе все белые люди должны быть стерты с лица Земли. Осуществляется это при помощи идей мультикультурализма и образования,  заставляющего белых ненавидеть себя и чувствовать за собой вину, что позволило другим доминантным культурам и народам мигрировать и захватывать территории. Есть профессора колледжей США, которые говорят белым студентам заводить детей от смешанных браков, чтобы принести мир на землю, положив конец белой расе.

Я выступаю против глобализма, марксизма, либерализма и американского неоконсерватизма. Я поддерживаю национализм, который выступает за семью, единую культуру и политику, основанную на естественном природном порядке вещей, в противоположность либералам в США, отрицающим биологические реалии, которые у них перед глазами.

— Что вы думаете по поводу традиционного феминизма, возможно ли адаптировать феминистские идеи к правой идеологии?  Известно, что современный феминизм полностью либерален и основан на неомарксистской теории.

— Я не феминистка. У феминисток искаженное представление о прошлом, в котором они представляют мужчин как монстров, активно угнетавших женщин. Я не согласна. С моей точки зрения, европейские мужчины построили цивилизацию для семьи, чтобы защитить женщин и детей  и иметь структуру, которая позволила бы семье существовать и развиваться. Они смотрели на общество как на большую семью. Тогда женщины и мужчины не голосовали раздельно, они голосовали вместе как семья, как домохозяйство. Женщин берегли и заботились о них. Сейчас феминистски видят это как период угнетения женщин. Даже сегодня, если женщина предпочитает иметь детей и быть домохозяйкой, в глазах феминисток она порабощена и нуждается в освобождении. Тем не менее, сегодня большинство женщин предпочитает остаться дома и заботиться о своей семье, но вместо этого они вынуждены работать.

С моей точки зрения, представительница альтернативных правых – идеальная современная женщина. Она ценит семью и род, но не отстаёт от современной политической повестки дня и вносит свой вклад в движение Alt-right различными способами – например, ведением блога, Youtube-канала или просто поддерживая тех, кто выступает на публике. Многие из них вдохновляются языческим обществом,  когда почитались и боги, и богини, а мужчины и женщины работали вместе в команде, чтобы обеспечить собственное выживание. Они ценят баланс мужского и женского, который не является борьбой двух энергий, нуждающихся друг в друге для взаимодополнения. Это делает сильными оба пола.

Я знаю разные модели пар среди альтернативных правых и некоторые нестандартны для националистической нормы, так как они оказались в уникальных ситуациях в современном мире, но есть одна вещь, которую они все ценят – это семья, нация, и они работают вместе, чтобы обеспечить существование их обоих.

— Как выглядит, по-вашему, настоящая консервативная женщина?

— Я не называю себя консерватором. Однако я заметила, что многие консервативные женщины в США прониклись феминизмом, хотя и без ненависти к мужчинам и желания с ними соревноваться. Вообще, я думаю что женщины, которые находятся в правом дискурсе в широком его понимании, более привлекательны, потому что они более женственные, мягкие и не ожесточенны мужским образом жизни.

— Что вы думаете о Дональде Трампе, которого клеймят как сексиста?  Вы согласны с этим? Тысячи женщин в розовых шапках вышли на протесты против Трампа – можно ли говорить о том, что они борются за женские права?

— Мне кажется смехотворным, что либералы, у которых, как мы знаем, «все в порядке» с сексуальной распущенностью, неожиданно стали пуританами, как только они узнали, что Трамп произнес несколько лет назад слово «pussy». Это не первый раз, когда мужчина произносит это слово. Но я не думаю, что Трамп сексист, хотя он безумно любит женщин. Какой богатый и влиятельный мужчина не встречался с огромным количеством красивых женщин? Это атака была расплатой за то, что он не сторонник левых идей. Кроме того, известно, что у большинства президентов был какой-либо сексуальный скандал в прошлом. Женщины, которые вышли на митинги, испорчены левым вздором. Женщины на Западе имеют все лучшее. Наши мужчины дали нам все и вознесли нас на пьедестал. Нет ничего, чтобы мы не могли сделать или получить, поэтому мы совершили множество достижений и первых шагов, таких, как полет на самолете и в космос (первой была русская женщина). Между тем, эти женщины игнорируют ислам и мигрантов, которые насилуют женщин в Европе. Они отрицают реальное насилие и культуры незападных стран, ненавидящие женщин. В конечном счете, феминистки оказываются против белых мужчин, но при этом не конфликтуют с неевропейскими патриархальными культурами мужского доминирования.

— Как вы связаны с движением альтернативных правых? Используете ли вы те же методы для продвижения своих идей?

— Я и мой супруг руководим Red Ice . Мы действительно независимое альтернативное медиа, полностью существующее на поддержку наших слушателей. В нашем арсенале – радио, ТВ, новости, прямые трансляции, мини-документальные фильмы и комментарии с точки зрения Alt-right. Мы способствовали продвижению Alt-right мнений и мыслей, помогая донести их до широкой аудитории. Между тем, когда мы только начинали, то не были сосредоточены на вопросах европейской/белой идентичности как сейчас. У каждого из нас есть история,  как он пришел к своим нынешним политическим взглядам. К счастью, мы смогли привлечь множество людей, которые присоединились к нам.

— Расскажите нам, пожалуйста, о Radio 3Fourteen.

— 3Fourteen начиналось как разговорное ток-шоу на радио, которое было посвящено различным альтернативным темам, но сегодня я в основном сосредоточена на политике и культуре европейской идентичности. Я провожу интервью с различными блогерами, авторами и общественными и политическими комментаторами каждую неделю и теперь еще и расширила свой формат до видео-интервью. Шоу является частью сети Red Ice, которая также включает шоу моего супруга Red Ice Radio. Я также являюсь со-ведущей субботнего живого ТВ-шоу под названием Weekend Warrior («Воин выходного дня»), где мы обсуждаем текущую политическую ситуацию, новости и развлечения с правой точки зрения. На данный момент, это единственное alt-right ток-шоу в прямом эфире, но мы хотим запустить еще одно.

— В Стокгольме в конце февраля  состоялась конференция европейских и американских националистов, в которой вы приняли участие. Какие темы были в повестке? Что объединяет сегодня европейских и американских новых правых сегодня?

— Это было потрясающее собрание борцов за идентичность (Identitarians), на котором мы говорили о европейской идентичности, национализме и будущем Швеции, которая оказалась перед лицом пугающих перемен после того, как левые открыли двери для массовой иммиграции. Европейские и белые американские националисты хотя одного и того же – государства для граждан, без навязанной необходимости принимать массовую миграцию из неевропейских стран.

Тем не менее, европейские и американские белые националисты отличаются друг от друга, так как Европа никогда не была «плавильным котлом» как Америка. В Европе вы никогда не скажете «белый  националист», вы скажете «шведский» или «польский националист». Америка стала универсально белой. До 1965 года население Америки составляло около 90% белых, но мы стали меньшинством в течение всего 30 лет! В прошлом такая быстрая смена состава населения и демографические скачки никогда не случались без войны. Американцы никогда не голосовали за подобное, и это случилось против нашей воли. Американские белые националисты хотят ограничить миграцию, чтобы сохранить белых как большинство, поскольку они знают о связи расы и культуры. И хотя Трамп хочет ограничить миграцию, он говорит лишь об ограничении нелегальной миграции. Америка уже принимает более миллиона людей в год и большинство из них из неевропейских стран. Поэтому я не думаю, что Америка снова станет белой страной, но вместо этого в ней будут сепаратистские движения в будущем. В подобных мультикультурных обществах всегда происходит раскол.

— Либералы пользуются поддержкой мощной машины мейстрим-медиа. Вы считаете, что нам нужно совместные медиа,  которые объединят правых националистов в США, Европе и России?

— Да конечно. Националистам по всему миру нужно объединиться, чтобы бороться против глобалистской пропаганды, которая стремится сделать нас одинаковым. Это уже происходит, многие правые сообщества действуют сообща и взаимно продвигают друг друга. Хотя левые СМИ имеют миллиарды долларов в своем распоряжении, они по-прежнему теряют популярность. Люди не должны верить мейнстримным медиа, как они привыкли, и смотреть сквозь ложь.  Трамп действительно помог «normies» осознать, что мейнстрим-медиа откровенно лгут. Они становятся черствыми, скучными, лишенными какой-то сути или истины, и поэтому проигрывают.

— У вас русские корни. Вы были в России? Говорите ли по-русски? Поддерживаете российскую политику и чувствуете ли близость к русской культуры и менталитета?

— У меня русские корни по обеим линиям, в основном из Восточной Европы. Мои бабушка и дедушка бежали от большевиков в Китай, Филиппины и затем прибыли в Сан-Франциско в 1950-х. Я всегда говорю, что я практически американка, а мои родные были настоящими беженцами. Двое из родителей моих дедушки и бабушки погибли после прибытия в Китай, потому что путешествие было слишком тяжелым – они шли пешком. Один из моих родственников по линии Локтевых написал книгу об этом побеге. Когда я была ребенком, мои бабушка и дедушка говорили со мной только по-русски. Они рассказывали мне невероятные истории об их борьбе в России во время революции. Последний раз, я была в России в конце 1990-х, поэтому мне нужно вернуться и посмотреть, что изменилось. Конечно, я восхищаюсь русской культурой и политикой, она ощущается более родной для меня, чем Америка.

— В России женщины получили равные права с мужчинами еще в начале 20 века, но в тоже время наша страна сохранила патриархальный уклад. Это уникальная ситуация. Думаете, ли вы, что подобный опыт был бы полезен для Европы?

Есть много вещей, касающихся России, которые могли бы оказать позитивное и полезное влияние на Европу. К счастью, Трамп выступает за союз с Россией и если такие политики как Марин Ле Пен и другие европейские правые, кто также поддерживает сотрудничество с Россией, смогут победить на выборах, может сложиться союз между Россией, Америкой и Западной Европой, которого никогда не было в истории. Это как раз то, чего боятся глобалисты.

Именно такие люди, как мы, борются за настоящие биологические различия между людьми, а глобалисты напротив, стремятся, чтобы во всем мире были одинаковая культура и одинаковые люди, и все покупали бы кока-колу и биг-маки. Однако я думаю, что у марксистских элит есть более коварные планы. Меня также беспокоит, что консерваторы в США до сих пор думают, что Россия – коммунистическая страна, в то время как левые, которые любили красную Россию, сейчас ненавидят ее за традиционализм. Вот почему мне хочется приглашать как можно больше единомышленников из России на Red Ice, ведь столько дезинформации и паранойи кружится вокруг России. Каждую неделю мы слышим о «русских» в американских СМИ…

  • Вот интересно, что такое «мужской образ жизни» и что делать женщинам, которые не хотят быть домохозяйками?