Всегда полезно знать, что думает и пишет о тебе твой противник. Именно с этой целью нами была переведена статья Анджелы Нэйгл из американского либерального The Atlantic, посвящённая тенденциям развития альтрайт движения США и мыслями автора по этому вопросу. Забегая вперёд — помимо чинного осуждения »нацистов», автор делает достаточно правильный вывод о том, что предпосылки нынешнего правого бума никуда не денутся даже при дискредитации альтернативно-правых, и их проявление в том или ином виде всё равно неизбежно. А значит — современный дискурс политкорректности нужно в любом случае изжить. Достаточно сильное заявление в современной Америке, элегантно поданное с осуждением и критикой альтрайта. И, вместе с тем, автор остаётся нашим идейным оппонентом, от чего его слова приобретают дополнительный интерес. 

«Внезапный рывок т.н. «альтрайтов» из глубин интернета в американский политический мейнстрим поначалу был скорее озадачивающим, нежели шокирующим. Молодые люди, постящие странные, непонятные мемы с лягушками и декларирующие свою приверженность политике белой идентичности на непонятных сайтах, оставались в царстве чего-то несерьёзного – или, во всяком случае, непознаваемого и странного. 

Но затем, в ноябре прошлого года, The Atlantic опубликовал фотогалерею о выдающемся альтрайтовском провокаторе Ричарде Спенсере, поднявшим бокал в честь победы Трампа на конференции в Вашингтоне. Он прокричал ‘’Хайль Трамп!’’, и собравшиеся отреагировали в безошибочно нацистском стиле. Инцидент вызвал много шума – молодые люди совершенно открыто повели себя как фашисты. Но Спенсер тогда отшучивался, заявляя, что его жесты были ‘’ироничными’’. Методы и суть альтрайтов тогда всё ещё оставались неуловимы. 

Всё это продолжалось вплоть до Шарлоттсвилла в этом августе, когда альтернативно-правая платформа наконец недвусмысленно приняла форму политического движения. Дисциплинированная факельная процессия белых мужчин, кричавших белые националистические лозунги, проносилась по университетскому городку. Истовый верующий повёл свой Dodge Challenger в толпу контрпротестующих и был обвинён в убийстве женщины по имени Хейзер Хейер. Неужели все эти ‘’ироничные’’ молодые люди и впрямь имели на уме то, что они открыто говорили всё это время? 

Чтобы ответить на этот вопрос – и понять неожиданный и мощный эффект, который оказал Шарлоттсвилл на сам альтрайт – мы должны понять, что именно является движением, а что нет. В отличие от старомодных, монополистических политгруппировок, альтрайт это фракционная, флюидная коалиция, состоящая из всеразличных блоггеров, влоггеров (людей, ведущих видеоблоги о своей жизни – прим. пер.), геймеров, простых пользователей социальных сетей и таких харизматичных лидеров как Спенсер, которые разделяют отрицательное отношение к истеблишменту, анти-левые политические взгляды и энтузиазм по поводу политики Дональда Трампа. Более старые теоретики, предшествовавшие выборам 2016 года, такие как Джаред Тейлор из ‘’защищающего белых’’ Американского Ренессанса и неореакционер Кёртис Ярвин, пишущий под псевдонимом Менциуса Мольдбага, по-прежнему оказывают довольно большое влияние. Но, что является новым и довольно необычным в современном ультраправом движении – так это большое количество людей, преимущественно мужчин, которые оказались вовлечены в его орбиту, или, как они выражаются, ‘’редпильнуты’’. Эта метафора происходит из Матрицы, дистопического научно-фантастического фильма, в которым главному герою Нео предлагалась красная таблетка, которая позволила бы ему видеть действительность во всей её истинной, неприкрашенной сущности. 

В течении восьми лет, в ходе которых я наблюдал за различными правыми форумами, все они следовали одной странной и заметной тенденции. Первоначально приём ‘’красной таблетки’’ был связан скорее с антифеминистскими и выступающими за ‘’мужские права’’ форумами как Reddit’s /r/TheRedPill, запущенном в 2012 году, нежели с нативистскими и расистскими группами интернетных правых. TheRedPill прославился своим сочетанием ядовитой мизогинии и ретроградных советов по отношениям. Молодые люди, которые часто его посещали, были одержимы мужской честью, эволюционной половой психологией и упадком западных мужчин, которые стали слишком слабыми, чтобы как-то противостоять западным же женщинам. Он также сыграл свою роль в популяризации такого связанного в дальнейшем с альтрайтом термином как ‘’кук’’, сокращения от слова ‘’куколд’’, первоначально использовавшегося как обозначение слабого, подавленного мужчины, а затем ставшего обозначать слабо отстаивающих свои позиции, и, в особенности, иммиграционный вопрос, консерваторов. 

Со временем эта онлайновая ‘’мужская сфера’’ стала ещё более жёсткой в своей критике феминизма, что начало сливаться с более общей критикой истончающегося общественного порядка. Дарьюш Вализаде, известный также как ‘’Roosh V’’, начинал свою карьеру с серии книг ‘’Bang’’, многие из которых являются просто-напросто руководством по пикапу. Его сайт ‘’Возвращение королей’’ был поначалу посвящён грубому женоненавистничеству и советам по пикапу. Но к 2015 году он постепенно стал всё глубже углубляться в поиск источника мужских проблем, сочиняя такие работы как ‘’Портящий вклад еврейского интеллектуализма и активизма в западную культуру’’, ставший в дальнейшем довольно популярным среди альтрайтов. The Proud Boys, группа, основанная бывшим импресарио Vice Гевином МакИннесом для борьбы с измельчением западного мужчины, была также полна сексизма и ползучего нативизма. В то время как некоторые её приверженцы были привлечены борьбой с ‘’само-угнетением’’ или ритуалами посвящения, членство означало также поддержу закрытых границ и то, что было удачно окрещено самим МакИннесом ‘’западным шовинизмом’’. 

Анонимный форум 4chan предоставил зарождающемуся движению ещё один портал. Некоторые из молодых гиков, населявших этот сайт, были заинтересованы в агрессии ради агрессии, получая удовольствие от троллинга политкорректной общественной культуры. Одна популярная шутка, привлекшая внимание в этом году, высмеивала либерализм бэйбибумеров, которые постоянно нападали на тех, кто не хотел поспевать за их прогрессивными тенденциями: «Вы все ещё не можете понять, что на дворе уже 2017!» 

Постеры на этих онлайн-форумах стали настоящим искусством при помощи неполиткорректного юмора и новых средств массовой информации для борьбы с истеблишментом. Любой, кто когда-либо беспокоился по поводу правого молодёжного движения в интернете, сталкивался с ответом, что, дескать, всё это было шуткой, а тот, кто принимал всё это за чистую монету суть простофиля. Так, прошлой зимой, на 4chan вышла одна довольно сложная мистификация. ‘’Операция О-ККК’’ призывала пранкеров наполнять социальные сети постами о том, что жест ‘’OK’’ был символом белого превосходства. ‘’Левые погрязли в своём безумии,’’ – было написано на оригинальном плакате. ‘’Мы должны заставить их копать ещё глубже, пока остальное общество не отойдёт от этого дерьма’’. В апреле, когда про-трамповские писатели Майк Цернович и Кассандра Фэйрбэнкс были сфотографированы в пресс-брифинге Белого дома с жестом ‘’OK’’, Эмма Роллер, репортёр из Fusion, написала в Твиттер, что писатели ‘’делали белый жест рукой’’. Фэйрбэнкс подала на неё в суд за клевету. 
В тот момент истории, когда правые, казалось бы, просто погибли от окружавшего их флёра ‘’некрутизны’’, стратегия создания левым образа угрюмых пуритан не представляла из себя ничего революционного. Ещё с 1960-ых, правые, цепляясь за старомодную традицию, изо всех сил пытались конкурировать за молодёжь с левыми. Но только сейчас серьёзность и горячий пыл современных прогрессивистов довели левых до открытого издевательства над ними. 

Одним из наиболее успешных пропагандистских ходов альт-райта был созданный им образ SJW (‘’social justice warrior’’ – воина социальный справедливости). Правые наводнили YouTube ‘’дёрганными компиляциями’’, изображающими либеральных влоггеров, протестующих, и университетских студентов – преимущественно молодых девушек – кричащих на оппонентов, налево и направо обвиняя их в расизме, сексизме и хейтспиче. В своём интервью Ричард Спенсер описал этих персонажей как подарок альт-райтам. ‘’Я обожаю SJW’’, сказал он интервьюеру. ‘’Я могу пожертвовать им деньги или что-ещё. Я хочу, чтобы они стали ещё более смешными. Эндрю Энглин, руководящий альт-райт сайтом The Daily Stormer, писал: ‘’Прямо сейчас происходит разрыв. И будут только две стороны. Вы либо с SJW, либо с фашистами’’. 

Наблюдая за видеоблогами молодых либералов, осуждающих микроагрессию и требующих сейф-спейсов, молодые альт-райты, возможно, приветствовали Энглина, когда он бросил этот вызов. Затем случился Шарлоттсвилл, и стало ясно, что именно значило ‘’быть с фашистами’’. ‘’Полезные идиоты’’ менее радикального ‘’альт-лайта’’ успешно развернули ироническую кампанию для того, чтобы помешать критикам альтернативно-правых. Но они также прикрыли наиболее радикальные элементы. Митинг обнаружил расистское ядро движения – не весёлых щитпостеров и бессчётных гиков, но небольшую армию непримиримых белых националистов. Каждый, кто когда-либо флиртовал с альтрайтом теперь понял, чему альтрайты клялись в верности на самом деле. 

Шарлоттсвилл расколол альт-райт, хотя и расколол по линиям разломов, которые проявились задолго до того. Митинг был назван ‘’Unite the Right’’ (‘’Объедини правых’’ – прим.пер.), но он же оказался кульминацией порочного периода междоусобиц. В июле аль-райты и альт-лайты провели в Вашингтоне соперничающие митинги за свободу слова, в то время как Спенсер расшевеливал радикалов у Мемориала Линкольна, а Цернович принимал ‘’укротительную группу’’ за пределами Белого дома. Спенсер обвинял альт-лайтов в том, что они ‘’куки’’. Цернович сказал, что большая коалиция правых сложилась ещё до ‘’Хайл-гэйта’’ (связанного с кинутой Спенсером зигой, о чём упоминалось ещё в начале статьи – прим. пер.). После Шарлоттсвилла он пренебрежительно назвал его членов ‘’нацистскими мальчиками’’. 

Гэвин МакИннес также старался дистанцироваться от движения. ‘’Шарлоттсвилл изменил всё’’, сказал он Boston Herald Radio. ‘’Я не защищаю аль-райт. Я не защищаю их политику.’’ Даже Стив Бэннон, который, будучи главой Брейтбарта, сделал для распространения идей альт-райта больше, чем кто-либо другой, и который когда-то с гордостью называл свой сайт платформой для альт-райтов, теперь описывал своих приверженцев как ‘’лузеров’’ и ‘’коллекцию клоунов’’. 

Для таких как Спенсер, который хотел, чтобы движение преследовало самые радикальные цели, митинг в Шарлоттсвилле был фатальной ошибкой. Он произошёл слишком рано, ещё до того, как молодые новобранцы успели увязнуть в токсичной идеологии и увидеть, как их ироническое шутовское притворство превратилось в нечто большее, в настоящую убеждённость. (Общий путь к наихудшим проявлениям экстремизма начинается с поиска товарищества и племени; принятие и упрочение поистине радикальных идеологических взглядов приходят позже). 

В итоге, Unite the Right было разрушительным для самого движения. Эйфория первой, освещённой факелами ночи, сопровождалась арестами и унижением. Были опубликованы имена участников митинга, что в ряде случаев привело к потере ими рабочих мест. Компании по онлайн-инфраструктуре разрывали контракты с альт-райт сайтами, включая тот же The Daily Stormer Энглина. 

Тем не менее, молодые люди, которые нашли в движении братство и чувство цели не исчезли. Вскоре после Шарлоттсвилла такие форумы как 4chan были полны дискуссий о необходимости поменять тактику и снизить ущерб. Но я не видел ничего, чтобы предположить, что те, кто уверен, что цивилизация сегодня находится в упадке – и что главную роль в этом играют феминизм, либерализм и демографические изменения – не были бы убеждены и в этом. ‘’Это было чертовски невежественно, и теперь всё было напрасно’’, посетовал один из пользователей 4chan. ‘’Либеральные СМИ будет обсасывать это годами и отворачивать молодое поколение от нашего дела’’. По определению, те, кто был редпильнут, видят мир таким, каким он есть, и больше не никогда не смогут вернуться в предыдущее положение. Так за кем они пойдут сейчас? 

На этой, ещё ранней, стадии ответить будет затруднительно. Некоторые, конечно, по-прежнему будут тяготеть к самым отвратительным сторонам движения – будучи мотивированными расизмом, жестокостью, желанием наказать слабых. Другие же могут найти новых лидеров и движения. Многие из молодых людей, впервые попавших в дискурс антифеминизма в подростковом возрасте или в возрасте 20 лет, сейчас на границе третьего и четвёртого десятков, и, возможно, устали от некоторых своих мятежных побуждений, от того, чтобы шокировать и оскорблять. Популярность канадского академика Джордана Б. Питерсона, осудившего как и политкорректность, так и радикальных правых, будучи самим радикально левым, даёт нам третий путь. Видеоролики Питерсона, просматриваемые сотнями тысяч людей, вынуждают молодых юношей брать на себя личную ответственность за своё будущее и не обвинять женщин в своих неудачах. 

Более политически увлечённые могут отступить на менее радикальные позиции, которые первоначально и редпильнули их – оппозиция политкорректности и иммиграционной реформе, поддержка культурного либертарианства и абсолютизма свободы слова. Кэндис Оуэнс, популярный молодой чернокожий консерватор, также известная как как Red Pill Black, мастерски освоила новые медиа-платформы, защищая что-то близкое к традиционному консерватизму: она критикует современную прессу, феминизм и открытые границы, но поддерживает однополые браки. 

Может ли Оуэнс, или кто-то ещё, привлечь этих молодых парней в политический мейнстрим? Для несчастных обитателей этого форума, которые идентифицировали себя как ‘’бета-мужчин’’ и ‘’нитов’’ (‘’neets’’, ‘’не занятых в образовании и не работающих’’), то, что предлагалось альт-райтом, было своего рода ‘’служенческой мужественностью’’, которая давала чувство цели и коллективную идентичность. Идентичность стала монетой в царстве американской культуры, но монетой недоступной для наследников белой мужской гегемонии. В то время как все остальные говорили этим молодым людям о том, что им надо чекнуть их привилегию, альт-райты рассказывали им о тысячелетних бедах – их уменьшившемся месте в обществе, сокращающихся экономических перспективах и растущем отчуждении. На мой недавний вопрос, что привело его в крайне правое движение, Франк Миинк, бывший неонацист, ответил: ‘’Просто принадлежность. Ощущение того, что я был частью чего-то’’. 

Часто говорится, что левые выиграли войну культурную, а правые экономическую. С точки зрения злых белых молодых мужчин, однако, ни победил никто. Поколение назад, Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер защищали индивидуализм и рынок, в то время как либералы отказывались от таких институтов, как религия, национальная гордость, и даже нуклеарная семья в пользу личной свободы. Вместе, правые и левые создали мир, в котором человек мог создать свою собственную личность и курировать свой персональный бренд в интернете, но который, вместе с тем, поколебал его надежды на то, что раньше считалось главной частью жизни – брак, работу, дом, общину. (Либерализм утверждал, что деревня может воспитывать ребёнка, но он никогда не находил время для её строительства). 

В этой пустыне смысла, в которой и родились миллениалы, новые ультраправые умело выявили экзистенциальные вопросы, особенно для тех, кому не было позволено иметь коллективную идентичность, а именно, цис-гендерным белым людям: Кто мы? Какова наша история? Каково наше будущее? 

Альт-райт переиграл сам себя, разломившись перед тем, как объединиться и укрепить свои завоевания. Но силы, стоящие за этим движением, не в последнюю очередь быстрые демографические преобразования Западного мира, по-прежнему остаются. Те, кто не хочет видеть ультраправых вновь — в этом или в следующем году, через пять, десять, или двадцать лет – должны предоставить другое видение будущего, основанное на общей цели, и при этом обеспечивающее материальный прогресс. Такие фигуры, как Берни Сандерс и Джереми Корбин в Британии, вернули дух классовой солидарности и ощущение общества как чего-то большего, нежели просто совокупности индивидов. Но это только один возможный подход, и он не будет иметь такого же успеха у консервативных избирателей. Будет ли любой подход достаточно сильным, чтобы объединить всё более фрагментированные нации, покажет только время. Даже если альт-райт не сохранится в его нынешней форме, поколение молодых белых мужчин теперь несёт в себе опасное убеждение, что у них нет будущего – убеждение которое будет ещё более опасным, если окажется правдой.

 

  • Все эти «новые правые», выставляя напоказ свой «национализм», «расизм», «фашизм», как правило… горой стоят за «однополые браки».
    Серьезного отношения будет заслуживать только такое «правое движение», которое в своих программных установках прежде всего скажет «нет» содомии. Все остальное — дешевый цирк.