Малоизвестная страница в американо-советских отношениях — участие в конце 1920-х консультанта Рокфеллера, «отца PR» Айви Ли в лоббировании участия крупных компаний из США в советской индустриализации. Ли добился своего, убедив высшие круги Америки, что со Сталиным можно иметь дело, а СССР потенциально — золотая жила. Сгубило же Ли похожее лоббирование интересов гитлеровской Германии, в которой он стал советником фирмы «Фарбен». Против него было возбуждено расследование об антиамериканской деятельности, к окончанию которого он скоропостижно умер.
 
Участие Айви Ли в американо-советских отношениях в конце 1920-х до сих пор закрытая тема. Автор статьи об этом эпизоде жизни Ли пишет историк Ася Векслер («Айви Ли — «Исторический отец PR» как лидер публичной дипломатии: неизвестные страницы межкультурных коммуникаций СССР и Америки», журнал «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены», №4, 2016), что документы о его поездках в СССР, о переговорах с высшими лицами Советского Союза до сих пор засекречены, лишь часть из них была открыта в 1991 году.
 
Выпускник Принстонского университета, Айви Ли основал одну из первых в США PR-фирм; после забастовки на Пенсильванской железной дороге, он был нанят её владельцами для урегулирования кризисной ситуации и опубликовал первый корпоративный пресс-релиз. Став в 1914 году консультантом семейства Рокфеллеров, с помощью профессионально организованной «разъяснительной кампании» он помог сформировать положительный имидж владельца нефтяной корпорации, именем которого родители и воспитатели пугали детей. При тех обстоятельствах это была сложнейшая задача. Технологии, примененные Айви Ли, сохранили актуальность на протяжении всего следующего столетия.

«Нам нужен СССР»

С начала 1920-х, Айви Ли становится деятельным сторонником развития отношений между Америкой и СССР. Это был период, когда правительство США не видело особых выгод в торгово-промышленных связях с советской страной. Президент Гувер повторял пропагандистский штамп о «экономической пустоте» Советов, а американский деловой мир относился к экономическому сотрудничеству с большой настороженностью. 

В начале 1926 года Айви Ли отправил серию писем разным влиятельным членам Торговой палаты с целью привлечь внимание к проблеме взаимоотношений с Россией. Ли призывал к более тесному взаимодействию. Он писал: «Давайте лучше будем понимать, как они действуют, как они реагируют, какие обстоятельства влияют на их действия и их поведение в попытке приспособиться к миру, находясь в эпицентре невероятно сложных проблем».

Летом 1926 года Американо-российская торговая палата была реорганизована: 17 её директоров представляли крупнейшие финансовые, страховые и промышленные фирмы США. С советской стороны членом палаты стал АМТОРГ, который в эти годы выполнял функции посольства и торгпредства, служил главной закупочной организацией СССР в Америке. В конце 1926 года Палата приняла решение направить своего сотрудника в Москву, чтобы открыть здесь своё представительство. С этого периода Американо-российская торговая палата начала оказывать существенное влияние на продвижение идеи укрепления контактов со страной Советов.

«Время начать диалог США с Советским Союзом пришло»

В мае 1927 г.ода Айви Ли впервые приехал в Советскую Россию. Среди собеседников Айви Ли были глава советского правительства Рыков, директор иностранного отдела Госбанка Коробков, замнаркома иностранных дел Литвинов, председатель ВЦСПС Томский, старый большевик. Радек и др.

Главным итогом этой поездки стало убеждение Ли в том, что «советский режим в России надолго». Он не обнаружил в стране признаков политической нестабильности. Для международного специалиста уровня Ли это было важнейшим критерием в решении вопроса о перспективах взаимоотношений с советской державой. Ли делает вывод, что время начать диалог США с Советским Союзом пришло.

По итогам поездки в июле 1927 года Ли издал книгу своих впечатлений о советской стране «USSR: A World Enigma» («СССР — мировая загадка»). Вторая, дополненная редакция книги была опубликована нью-йоркским издательством Macmillan Company в 1928 году под названием «Present-Day Russia» («Россия сегодня»). Книга была выпущена в частном порядке и рассылалась Ли клиентам, политикам и промышленникам.

Ли побывал в СССР пять раз. 18 октября 1929 года Ли вместе с женой сел в Москве на поезд и отправился во Владивосток — и дальше, в Киото на конференцию по международным отношениям. Т.е. Ли удалось проехать всю Россию с запада на восток.

1 млрд. долларов для СССР

Любопытное свидетельство оставил советский дипломат Л.Аренс. После беседы с американским гостем он записал, что Айви Ли планирует, вернувшись в Америку, приступить к организации «деловой конференции, состоящей из видных представителей деловых кругов Америки и наших руководящих хозяйственников». Запись беседы была сделана 9 сентября 1930 года и адресована на имя трёх заместителей наркома иностранных дел СССР — Литвинова, Карахана и Стомонякова.

В июне 1933 года в Лондоне открылась Вторая Мировая экономическая конференция с участием 1500 делегатов из 66 стран. В числе собравшихся на встречу были восемь премьер-министров, 20 министров иностранных дел, 80 министров финансов и глав Центробанков, а также главы государств. Принимал гостей британский премьер Рамсей Макдональд. Целью конференции было обсуждение острых международных финансово-экономических проблем.

Огромное впечатление на американских участников произвело выступление руководителя делегации СССР, к этому времени ставшего наркомом иностранных дел Литвинова. Он заявил о готовности советского правительства разместить за границей заказы на 1 млрд. долларов (примерно 25 млрд. нынешних долларов). В итоге форум сыграл очень важную роль в отношениях России и США.

Деловые переговоры с советскими организациями начали вести новые американские организации, в том числе, такие крупные, как предприятия Рокфеллера, Форда, фирмы Bethlehem Steel, Baldwin Locomotive Works, General Electric, банки. Как и предполагал Айви Ли, по мере развития связей двух государств в области торговли, концессионного дела, науки и техники, всё больше представителей бизнес-компаний стали выступать за политическое сближение с СССР.

Ссылаясь на лондонскую конференцию, правление Американо-русской торговой палаты в июле 1933 года высказывалось за скорейшее установление дипломатических и торговых отношений между двумя странами. Требования деловых кругов в пользу нормализации отношений с СССР были поддержаны рядом сенаторов и конгрессменов. Лидер демократов в палате представителей Г.Рейни назвал отказ признать Россию «экономическим преступлением» перед американским народом».

Наконец, 16 ноября 1933 года дипломатические отношения между СССР и США были установлены.
 
«Уменьшить критику Гитлера в США»

Примерно в это же время Айви Ли становится объектом для нападок в связи с долгосрочным сотрудничеством его PR-агентства с американским дочерним предприятием немецкого концерна «Фарбен» (IG Farben Industries), которое в то время было крупнейшим химическим производственным предприятием в мире.

Вот как описывает приглашение Ли для работы на немецкий концерн историк Энтони Саттон: «Для работы по улучшению общественного мнения касательно сотрудничества «ИГ Фарбен» с Америкой была выбрана известная нью-йоркская фирма по связям с общественностью «Айви Ли и Ти Джей Росс» (Ivy Lee & T. J. Ross). Айви Ли ранее предпринимал пиар-кампанию для улучшения репутации имени Рокфеллера среди американской общественности. Фирма также выпустила льстивую книгу под названием «СССР», осуществляя ту же самую задачу очистки репутации для Советского Союза».

С 1929 года Айви Ли действительно становится консультантом по вопросам связей с общественностью компании «ИГ Фарбен» в США. Чтобы получить более объективное впечатление о положении дел и политических планах Германии, Айви Ли использовал ту же стратегию, что и с СССР. Он несколько раз лично посещает страну и даже посылает туда своего сына. Он встречается и беседует со многими высшими немецкими чинами, в том числе с Гитлером и Геббельсом.

В 1934 году Айви Ли дал показания перед Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности о его работе на «Фарбен». Ли объяснил, что ему платили 25 тысяч долларов (примерно 600 тыс. нынешних долларов) в год по контракту, заключенному с Максом Илгнером из «ИГ Фарбен». Его работа состояла в том, чтобы противостоять критике, направленной на «ИГ Фарбен», в пределах США.

Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности оправдала Ли. Однако в процессе расследования имя выдающегося эксперта было буквально смешано с грязью. В глазах членов Конгресса Ли был предателем страны, газеты были полны негативными статьями. После процесса, в конце 1934 года в возрасте 57 лет Айви Ли скоропостижно скончался.
 
В ночь смерти Айви Ли внук нефтяного магната Нельсон Рокфеллер, будущий вице-президент США, направил семье Ли письмо со словами: «Страна потеряла великого лидера». Его отец, много лет успешно сотрудничавший с агентством Айви Ли, позднее писал его вдове: «Для нашей семьи и деловой общественности страны деятельность Ли имела огромное значение. Он обладал широким кругозором, был мудрым, дальновидным и на протяжении многих лет одним из моих самых уважаемых помощников и советников».

Источник