У России много внутренних проблем. Одной из них является наличие депрессивных регионов и отсутствие ощутимых жизненных перспектив в городах с населением менее 100 000 человек (а по ряду мнений и менее 500 000). Причин для этого много. Но две основные – отсутствие нормальной работы и отсутствие нормального досуга в малых городах. Путей решения тоже много. Хочется представить один из возможных путей выхода из плачевной ситуации.

Ныне действующий президент России ещё в далёком 2000 году, в борьбе за целостность Федерации, начал проводить важную реформу – укрупнение субъектов федерации. Часть субъектов в течении десятка лет слились друг с другом, кроме того был надстроен новый административный институт – «Федеральный округ». Эта реформа реально помогла в борьбе с местечковым сепаратизмом.

Но постепенно всплыла новая проблема, противоположного характера. В России есть регионы, где столица области живёт относительно неплохо, а все остальные города и посёлки находятся за гранью жизни в области «существование». Чаще всего это так называемые «русские регионы» — Тверская, Рязанская, Новгородская, Псковская, Вологодская, Ярославская и другие области.

Региональные программы в Калуге гораздо слабее, чем в Чечне или Ингушетии. А федеральные программы чаще всего зацепляют только столицу региона. Тверь и Рязань то может быть и живут, а вот Торжок и Павелец существуют. По площади Новгородская или Псковская область больше чем Адыгея и ряд европейских стран, а по плотности населения уступает многим и многим. В результате на теле большой области капитал, интеллект, культура и прочее концентрируются вокруг столицы, питающейся и региональными и федеральными деньгами. Для всех остальных населённых пунктов области этих потоков не достаётся.

Национальные республики сумели приспособиться и распределять ресурсы более равномерно по региону, без такого явного перекоса. Центральная (особенно Нечерноземье) России не сумела перестроиться под изменившиеся обстоятельства.Здесь сказывается старая политика большевиков – разрушить деревню, раздуть города. Поэтому северные регионы, непривязанные к земле, с радостью подчинились этой парадигме. Но оказалось, что данный метод не всегда эффективен, да и был из рук вон плохо организован. Именно поэтому южный Краснодарский край и кавказские республики процветают на всей своей территории (относительно конечно), а центральные регионы – смесь серых городов и антропогенной пустыни между ними.

Способ решения может быть следующим. Необходимо ускорить и усилить циркуляцию средств, ресурсов в малых и средних городах областей. Обычные методы без репрессий не работают в данном случае сегодня. Не хотят губернаторы поднимать Лихославли, им греет душу более-менее сносное состояние Твери.

Необходимо разделить центральные регионы. Вычленить из Псковской области область Великих Лук, Торжокскуи Ржевскую из Тверской и т.п. Да в самом начале это будут смешные образования – столица в 30-100 тысяч человек, пара деревень, да несколько предприятий. Но вот тут необходимо дать новым областям налоговые преференции, кредиты под конкретные программы. Да в конце концов обычная человеческая гордость заставит губернатора Ефремовской области приложить все усилия, чтобы переплюнуть область Тульскую, откуда они были вычленены.

Данные мелкие регионы потребуют больших денежных вливаний, но уже через 5-10 лет они превратятся в маленькие, но очень активные регионы и потекут первые дивиденды. Особенно, если применить одновременно программу по переселению в эти регионы специалистов из Москвы на большие зарплаты, которые привезут с собой в Торжок и велодорожки и кофебрейки и культуру похода в кино и музеи.

С ростом малых регионов их старые патроны получат не ресурсную базу, как сейчас, а богатого торгового партнёра, что тоже улучшит благосостояние региона.

Сейчас Россия похожа на медлительное ленивое тело, усеянное редкими вкраплениями деятельных городов. Мы же хотим вдохнуть жизнь в каждый регион…

Конечно, это меры радикальные. Главная проблема регионов России это отсутствие денежной циркуляции.

Вышний Волочёк, Тверская область, население 47.000 человек. Очень Душевная и аутентичная панорама, но городская застройка бедная, хаотичная.

Хантингтон, Западная Верджиния, население 49 000 человек. Душевности поменьше, но видно, что бюджет города гораздо выше.

Валовый региональный продукт Западной Вирджинии – 70 млрд$, а в Тверской области 340 млрд. рублей. Население регионов и их площадь сопоставимы. Ну не от куда взять Тверской области денег на развитие второстепенных городов, ведь разница в ВРП на душу населения разнится в десять раз. Или это невозможно физически, но скорее всего властные элиты просто в данном вопросе не заинтересованы. Если мы хотим спасти малые города от вымирания, сделать из них не приложения к другим населённым пунктам, а самодостаточные объекты со своим будущим, то просто обязаны стимулировать их развитие. При нынешнем положении дел, при сегодняшнем самосознании (крайне низком) регионального истеблишмента, деньги из региональных бюджетов не будут выделяться на малые города.

P.S. Да Московскую область ликвидировать полностью. Создать Домодедовскую, Химкинскую, Орехово-Зуевскую, Раменскую (Жуковскую), Малоярославскую и т.п. области. Замкнуть работы в этих регионах на себя, создать условия чтобы люди ездили работать не в Москву по три часа, а шли пешком от дома 15 минут внутри своих Химок. Это также улучшит и уровень жизни, и довольство своим положением и москвичей, и жителей нынешнего подмосковья.

P.S.S. Для тех кто беспокоится об особой «духовности» малых городов. Во-первых, мы не призываем застроить всё бетонными коробками, осушить реки и задушить всех лесных уток. Нет, речь идёт исключительно об облагораживании территории, появлении экологически чистых производств, улучшении дорожной сети, развитии досуга, науки, образования и культуры. В во-вторых, такие темпы вымирания малых городов приведут скоро к тому что эти душевные излучины рек вскорости полностью лишатся местных жителей, а потом будут заселены ордами инородных и инокультурных жителей, которые совершенно имеют другое представление о ценности кривых берёзок и романтичных болотных топей.