• О ПРОЕКТЕ

Говорят, будто у Москвы нет внятной международной доктрины. Дескать, и на Украине мы ситуацию упустили, и санкции не сняты, и на Олимпиаду под нейтральным флагом поедем… Но все гораздо сложнее, полагает эксперт по международной политике Михаил Коростиков. Он придумал целую концепцию, где сравнивает Россию с барсуком-медоедом. Оказывается, дерзкий африканский зверек умеет прогонять со своей территории огромных хищников, и никогда не знаешь, что он выкинет в ответ на твою атаку. Как же «московский барсук» переиграл «атлантических ястребов» на их поле – и почему запас прочности такой поначалу успешной стратегии все-таки ограничен? Об этом Коростиков рассказал в эфире Радио «Комсомольская Правда»

Куда идем – не знаем… И не надо?

– Михаил, вы специалист по Китаю, и его нам вечно в пример ставят. Мол, в КНР на век вперед все просчитано, а мы спорим, каким бюджет должен быть, трехлетним или однолетним…

– Есть стереотип: китайская культура мыслит тысячелетиями, значит, и пекинские чиновники – тоже. Но если копнуть глубже, выяснится, что «стратегические планы КНР» существуют лишь в самом общем виде. Архитектор китайских реформ 1980-х годов Дэн Сяопин (благодаря ему страна и вошла в число мировых лидеров) говорил: «У Китая есть две столетние цели. Первая – построить общество малого благоденствия к 2021 году, и вторая – достичь общества богатства и сытости к 2049-му». Но это просто красивый образ, четких критериев «благоденствия» или «богатства» тут нет. Как, собственно, и стратегии в полном смысле слова.

– О России почти то же самое говорят.

– Люди читают новости, замечая, что действия Кремля на внешней арене почему-то никак не складываются в цельную канву. Мы лишь ситуативно реагируем на внешние вызовы, системного плана хотя бы лет на 10-12 вперед не просматривается. Взять, например, шаги РФ во время Украинского кризиса-2014: такое ощущение, никто всерьез и не думал, к чему они приведут уже на дистанции в два-три года… Однако современность настолько быстро меняется, что любая долгосрочная доктрина просто не сможет работать в подобном хаосе, поскольку устареет сразу после принятия. Вот вы можете сказать, в каком мире мы будем жить к 2030 году? Поэтому сегодня и выигрывают как раз те страны, которые стремятся не «следовать заданному сценарию», а максимально быстро адаптируются к изменениям. И максимально эффективно расходуют ограниченные ресурсы для отражения внешних атак, о которых вчера никто и не помышлял.

Прочь, гиена, барсук на деле!

– То есть нашей стратегией становится ее отсутствие. И для иллюстрации вы придумали «доктрину африканского барсука-медоеда».

– Это зверек размером с таксу. Главные черты – невероятная живучесть и хитрость. Медоед считается одним из самых отважных животных. Несмотря на скромные размеры, умудряется прогонять со своей территории куда более крупных и опасных хищников – гиен, львов… У барсука потрясающие способности к регенерации, его не берет даже укус кобры (точные механизмы такой защиты от смертельных для любого другого животного ядов – до сих пор загадка для зоологов).

– И в чем его главный секрет?

– Враги обращаются в бегство на эффекте испуга и внезапности. Никто ведь не может предположить, что маленький зверек способен на столь бешеную защиту и контратаку. Точно так же и Россия. Будем честными: наш экономический вес ничтожен по сравнению с коллективным ЗападомСША занимают долю в 24% от мирового ВВПЕвросоюз – 25%, РФ – лишь порядка 2%. И тем не менее, мы противостоим этим гигантам на равных, а кое-где и выигрываем. Например, когда в 2015 году Россия вмешалась в сирийскую войну, этого абсолютно никто не ожидал ни внутри РФ, ни на Западе. И наши потенциальные оппоненты в регионе (США, Турция, Саудовская Аравия) сообща были куда сильнее Москвы и Дамаска. Однако в этой чрезвычайно опасной игре на чужом поле нам удалось одержать верх и еще более усилиться.

– В чем же тогда подвох?

– У такой стратегии весьма ограниченный запас прочности. Невозможно, как барсук-медоед, все время играть на грани фола, пугая врагов дерзким натиском. Рано или поздно те опомнятся и найдут его слабые места. Ведь для международного противостояния нужны не только сильная армия, но и мощная экономика, и социальная стабильность. Грубо говоря, у маленького барсука грозные клыки и когти, но запасы подкожного жирка и объем мускулов все равно меньше, чем у огромного льва. По данным Росстата, реальные доходы населения каждый год, начиная с 2014-го, сокращаются на несколько процентов. Вроде бы немного, но это в любом случае означает: за время санкционной войны многие россияне объективно стали беднее. В любом западном государстве народ и элиты, наверное, взбунтовались бы, но у нас все иначе. И такой прочный тыл – колоссальный ресурс, благодаря которому мы и можем позволить себе рискованную игру на внешней арене.

 

Доктрина ядовитой креветки

– Вспоминается ситуация в Сингапуре после объявления независимости в 1965 году. Бедность, коррупция… и мощные соседи, которые не прочь тобой поживиться.

– Поэтому Сингапур в годы холодной войны придумал внешнеполитическую стратегию под названием «доктрина ядовитой креветки». Суть ее в том, что любая попытка поглощения этого города-государства (например, Китаем, у которого здесь огромная диаспора) привела бы к невосполнимому урону для потенциального агрессора. А параллельно Сингапур строил конкурентоспособную экономику, хотя и порой весьма авторитарными методами. Однако ни одна доктрина внешней политики не может применяться вечно. Сейчас у города-государства уже совершенно другая стратегия – создание «электронного правительства», когда любую государственную услугу можно получить через интернет, что уменьшает издержки для граждан и бизнеса, подстегивая экономический рост.

– И как же поступать нам?

– На самом деле утверждать, будто Москва совсем уж не думает о стратегии в международных делах, – это тоже лукавство. Есть утвержденная президентом Концепция внешней политики РФ. Она, кстати, довольно свежая, 2016 года. И там четко прописаны ключевые цели. Первое – защита суверенитета и независимости. Второе – развитие экономики. И третье – сохранение места России на международной арене как великой державы. Главное, не выдавать при этом за «национальный приоритет» интересы той или иной элитарной группы.

А как в других странах?

США. Дятел и гриф-стервятник

Александр Домрин, профессор Высшей школы экономики, американист:

– Есть две Америки. Первая – страна маленьких городков, рабочих и фермеров, голосовавших за Трампа. И их символ – дятел, добрая птица-трудяга. Но есть и другая Америка: с большими городами, большой политикой и транснациональными корпорациями. Символ этой страны – гриф-стервятник. О нем хорошо поется в песне из классического голливудского фильма «Золото Маккены»: «Только старый гриф-стервятник знает, в мире что почем». Правда, здесь американский гриф заблуждается: далеко не все можно купить за деньги. Отсюда и поражения США в противостоянии со странами, которые не забыли о своих духовных ценностях.

ФРГ. Одурманенный волк

Александр Лапин, кандидат политических наук, германист:

– По сути своей немцы – волки. Этот зверь – древнегерманский символ силы и мужества, и тевтоны — самый воинственный народ Европы. Но свою мощь волк может и не рассчитать: не даром Германия начала две мировые войны и в обеих понесла страшное поражение. После 1945 года «западные союзники» вкололи немецкому волку дурман, установили контроль над армией, образованием, культурой, пытаясь превратить зверя в домашнюю таксу. Но однажды этот дурман может развеяться, тевтонский волк проснется, и мало не покажется никому.

Украина. Голодный Тянитолкай

Евгений Супер, политолог, обозреватель информационно-аналитического портала «Сонар-2050»:

– Незалежная – это Тянитолкай, фантастический двухголовый зверь из сказки про доктора Айболита. Одна голова украинского Тяниолкая все время тянется к Западу, другая – к России. Не могут они меж собой договориться и норовят покусать друг друга. Двойственная натура не дает Тянитолкаю покоя, хотя в редкие моменты затишья животное спокойно поедает одновременно и западную, и российскую «листву». Но сейчас оба соседа совсем перестали ее подкидывать, и оголодавший Тянитолкай чувствует себя неважно.

Прибалтика. Стая обманутых ласточек

Дмитрий Линтер, политолог (Эстония):

– В Прибалтике очень любят ласточек. Птица эта – веселая, умная, быстрая (а в Эстонии так и вовсе национальный символ). И совсем маленькая, ни острых когтей, ни хищного клюва. Сама постоять за себя не может, поэтому предпочитает жить в «европейской стае». Последняя, правда, состоит из кукушек, которые лишь разоряют прибалтийские гнезда. Но ласточки видят единственный выход из ситуации в том, чтобы… всей компанией прилететь на восточную границу и подразнить русского медведя. А тот почему-то никак не реагирует.

Источник

  • Спасибо, интересные наблюдения и анализ 🙂

    Пиндосы после краха СССР слишком обнаглели, оборзели на международной арене. Пусть не жалуются, что получили “такую вот” Россию.

%d такие блоггеры, как: