Чтобы разрушить основы государства, противники государственности применяют самые различные методы, вплоть до дискредитации ценностей и религиозно-культурных основ общества. Подобная стратегия в очередной раз осуществляется против России и локомотивом этой политики выступают различные силы на Западе, связанные со спецслужбами и всевозможными фондами, выполняющими план мировых транснациональных элит по глобальному завоеванию мира.

И то, что Россия это катехон, непреодолимая крепость на этом пути, в наше столетие вырисовывается всё ясней. И если сто лет назад удалось разрушить стены этой крепости, ворваться в её пределы, то проникнуть в святая святых Российской цивилизации врагу всё же не удалось. Престол Господень был укрыт от демонических сил, рвавшихся к нему изнутри и извне с целью его осквернения. После того, как стало понятно, что и Красная империя не справляется с ролью уничтожения духовной сути России, вытравления из неё духа Святой Руси, был запущен либеральный переворот, совпавший с эпохой возрождения православия и общерелигиозных ценностей.

С этих пор с новой силой, в новом качестве две полярные силы ведут непримиримую борьбу за умы и души людей. И если светлые силы не навязывают человеку выбор, не ломают его волю, не пытаются обманом и уловками приблизить его к себе, то сторона, противостоящая ей, делает всё, чтобы поработить человека, соблазнить его, уничтожить его ценности, заставить его под давлением различных факторов принять гибельный для души путь. И в этой богоборческой линии поистине все средства хороши.

Понимая, что, для того, чтобы сломить Россию нужно дискредитировать её религии, а в первую очередь православие, создать из него монстра, заставить людей отвернуться от собственного духовного стержня, исполнители враждебного плана на разных уровнях пытаются внедрить в сознание людей, чья вера по тем или иным причинам не достаточно крепка, те стереотипы, которые прививают негативное отношение к религии.

И вот на свет появляются термины, выражающие те устрашающие симулякры, которые были апробированы в процессе дискредитации исламской религии. Но если в связи с экстремистской активностью околоисламских формирований и организаций были предпосылки для появления отрицательных стереотипов, то в ситуации с православием явно прослеживаются фальшивые конструкции, рисующие образы т.н. «православного талибана» и так далее. Под эту схему штампуются сценарии, в ходе развития которых планируется взбудоражить пассионарную часть православного сообщества, дабы бросить затем обвинение в адрес всей религии в целом. Подобное происходило в рамках акции Pussy Riot, проекта «Тангейзер» и тому подобное. Судя по нарастанию тенденции, ставки на этот курс остаются актуальными.

Балерина — как символ революции 

Всё это говорит о том, что в наше время снова становится востребованной тактика духовных провокаций, тому подтверждение – происходящее в сфере искусства. Можно привести немало примеров подобной провокационной составляющей в творческих проектах тех или иных деятелей или целых групп, но наиболее резонансные из них те, что оказались на слуху у общественности в силу своей масштабности и объёму вложенных в них средств, и что самое удивительное – средств государственных, а, значит, имеющих прямое отношение к налогоплательщикам, коим, как ни странно, является народ.

Одним из таких громких дел стал скандал вокруг небезызвестного Гоголь-центра. Вертеп, устроенный в театре, связанном с именем Гоголя – писателя-мистика, выстоявшего не одну духовную битву с личинами врага человеческого – это не что иное, как духовная провокация, искушение зрителя идеями, чуждыми гоголевскому творчеству, символу его подлинной веры. Лицедейство, пусть и талантливое в исполнительском отношении, подменило мистерию Гоголя, таящуюся в смыслах его прозрений, выразившихся в глубинной сути его произведений.

Гоголя выдавили из окружающего пространства по капле, а может, и всего разом (об этом лучше знают бывшие работники театра имени Гоголя и его почитатели, не раз высказывавшие своё крайне отрицательное мнение по поводу его закрытия), оставив его имя, как насмешку над ним. Другой пример, псевдоисторический фильм об отношениях императора Николая Второго и балерины Матильды Ксешинской. Духовная провокация состоит именно в том, чтобы увести в сторону внимание зрителя от трагической судьбы последнего императора Российской империи, чей путь на ему предназначенную Голгофу, стал роковым для всей страны.

Вместо царя-мученика, принявшего смерть за грехи престола и всего общества, на сцене истории появляется фигура, занятая собственными личными отношениями с балериной. Случай с выбором актёра на роль, канонизированного церковью императора, только подтверждает провокативный характер кинопроекта. И здесь отношение к фигуре царя играет второстепенную роль; суть не в том, хорошим он был правителем или двойственным, как и все земные люди, а в том, что создаются ложные мифы вокруг исторических деятелей страны, что само по себе чревато проникновением лжи в историческую науку посредством искусства.

И тут объектами могут стать не только представители Дома Романовых. Сегодня (условная) балерина может кружиться в руках у царя, завтра оказаться в объятиях какого-нибудь сакрального вождя или мирового лидера, а послезавтра стать символом новой революции… То есть маховик раздора может быть раскручен совершенно многополярно, затрагивая интересы, политические позиции и идеологические убеждения различных сторон. В своей статье «Русская трагедия» христианский философ Сергей Булгаков определял роль Ставрогина, как духовного провокатора, заражавшего идеями, транслируемыми через него, других героев романа «Бесы» Шатова, Кириллова и Верховенского, предлагая каждому из них то, к чему наиболее тяготели их литературные натуры, их внутренние архетипы.

Упомянутые выше акты духовных провокаций по содержанию стали куда примитивнее изощренных ставрогинских паутин, так как рассчитаны на самые что ни на есть низменные инстинкты потребителя, но в плане духовной подмены подаваемой в красивой обёртке искусства, не менее соблазнительны и разрушительны по своей сути. Искушение манящей прелестью, обольстительной красотой, эросом (эросом ли?) двух начал, непредназначенных друг другу, роскошью двора должно вызвать в зрителе то, что присуще духу современной эпохи, что так легко находит отклик в умах и сердцах обывателей.

И это лишь верхняя часть айсберга, настоящий подлог внизу, искусно скрыт от обывательского взгляда; при этом механизм восприятия рассчитан на то, что зрителю откроется истина – что царь-мученик вовсе не святой и не мученик, а царственный герой-любовник. И этот образ гораздо более привлекательней, «навязываемого» церковью образа последнего императора. People, на кого и рассчитано такое кино, охотно отведает, приготовленное для него пикантное блюдо.

К сожалению, людям с атеистическим мировоззрением и так называемыми светскими взглядами на жизнь априори тяжело понять психологию верующего человека. Примером можно взять высказывание телеведущего В. Познера по поводу того же самого фильма: «Ничего там вообще нет, что могло бы вызвать даже какое-то чувство неловкости глубоко православного человека. Это все раздуто, выдумано и говорит о состоянии нашего общества сегодня — о готовности к экстремизму, кинуться непонятно куда, о довольно глубокой растерянности».

Состояние верующей части общества близко к апокалипсическому, что совсем не тождественно экстремизму, но, наоборот, является присущей человеческому сознанию реакцией на экстремизм разрушительной эпохи и тех самых строителей глобального мирового порядка, в чьих интересах отрицание и искажение божественного начала в человеке, подмена его «абсолютным антиподом». Народ, верующий народ чает власти от Бога, а не от системы, поэтому реагирует так, когда кто-то из «чужих» прикасается к его святому-мученику.

Чтобы это понять, нужно прежде всего верить, а затем чувствовать боль, которую испытывает верующий, обращаясь к той трагической эпохе. Верующий народ не живёт светскими представлениями о мире, но в ежедневной молитве ожидает Праведного царя, который убережёт в Ковчеге веры людей преданных Богу и подготовит их духовно и нравственно к наступлению тёмных времён, о которых поэт писал: «И век последний ужасней всех…», тем самым уменьшая жертвы антихриста, чью власть денно и нощно приближают его теперешние сторонники по всему миру. Следует также отметить, что подобные проекты (а в данном случае ещё и откровенно слабое, по мнению профессионалов, кино), осуществляются за государственный счёт, где немалую долю составляют налоги простых граждан, вынужденных делиться своими средствами на то, что подчас не согласуется с их взглядами.

Финансовая составляющая скандалов, связанных с подобными темами, лишь характеризует эпоху денежных отношений, за ширмой которых творятся всё те же знакомые издавна провокации от лукавого, заключавшиеся, в том числе в «Трёх Вопросах», заданных Иисусу «духом умным и страшным». И если сами авторы не причастны к генерации идей, являющихся основою духовных провокаций, и даже не выступают в роли «медиумов» в процессе передачи их в массы, то в исполнении замысла участвуют напрямую.

Нет смысла разбираться в деталях деятельности конкретных авторов, так как само явление, стоящее за этими вещами, гораздо шире частных случаев, ставшее неотъемлемой сутью эпохи постмодернизма, помноженного на систему капиталистического тоталитаризма, когда заказчик формирует вкусы, а, в действительности, идеологию. Только вот какую идеологию образует симбиоз денег и не самых лучших художественных и исторических вкусов, обществу ещё предстоит осознать, а в худшем случае снова ощутить на себе плоды подобных «творческих экспериментов».

Россия – экзистенциальный враг тёмных сил 

Похожие тенденции происходят и в литературе. Начинавшейся с Оды Державина «Бог», негоже быть под одной крышей с русофобскими текстами. Да и русская ли это литература вообще, та, что выросла на либеральных премиях, как гомункул на эликсирах алхимиков, созданных из крови, дерьма и грязи. Наследница ли той самой святой Русской Литературы подобного рода современная российская проза, отмеченная антипатией ко всему русскому?

Здесь тоже надо отсеивать зёрна от плевел. Написанное мастерским современным языком ещё не значит шедевр, выдающееся произведение, которое спустя много лет станет классикой литературы. Важно, какую ценность несёт в себе произведение. Идея спасения – это высшая цель, пронизывающая великую русскую литературу. В современной российской прозе в большинстве случаев отсутствует не только идея спасения, но и высокие идеалы, поднимающие душу на спасительную высоту. Нередко слышишь: Достоевский сам поднимал в своих романах сложнейшие человеческие проблемы (с неизменной отсылкой к образу Свидригайлова, Ставрогина и других), почему же современные авторы в условиях современных реалий должны обходить «треш» стороной?

Да, негодяев, подлецов, сладострастников, бесов, в конце концов, у Достоевского хватает. Но они хоть и антагонисты, в тоже время герои гениальных произведений, а не карикатуры современных «псевдоремейков». Достоевский проводит через катарсис своих отрицательных героев, а если и не во всех случаях, то посеянные им в метапраобразах смыслы раскрывают иррациональную суть проблемы, извлекая наружу семя зла в человеке. Можно выкорчёвывать зло из плоти инквизиторскими методами, что в литературе можно сопоставить с морализаторством и ханжеством. Можно исцелять плоть от семени зла, используя в литературе инструмент катарсиса, в частности покаянием. А можно пестовать это самое семя прямо на сцене, удобряя почву для него элементами или экскрементами (как угодно) собственных фантазий.

Всё это право художника. Право критика – критика. Но стоит ли сравнивать свои «местечковые» задачи в литературе с задачами, которые стояли перед Достоевским, и которые он в своих трудах с величайшей гениальностью сумел разрешить?! И всё же, наложение вето на сферу искусства и на конкретное произведение далеко не является решением проблемы, которая гораздо глубже тех провокативных игрищ, которые появляются в текущем времени в качестве художественно-интеллектуальной продукции русофобской, антиправославной или антирелигиозной направленности в целом. Проблема в абсолютном нежелании части общества усваивать уроки истории. Годы ли атеизма и не менее безбожного по своей сути капитализма привели к подобному коллапсу здравого смысла, не говоря уже о проблесках религиозно-мистического сознания в людях, или тут иные причины метафизического характера, – судить одному Богу.

Неважно – повторение трагической истории или навязываемый извне фарс, происходящее сейчас в стране, – игры с религиозными ценностями народа не несут благо государству, наоборот, лишают его главной основы в этом мире, затягивая в воронку безверия сонмы людей. «…Времени уже больше не будет» (Откр.10,6) – возглашал один из ангелов апокалипсиса, предупреждая о приближении последних времён. Но в России не слышат его трубного голоса, продолжая упиваться расколом, сотрясающим общество. Вместо того, чтобы сказать твёрдое – нет – провокациям, направленным на дискредитацию православия, и религии в целом, как по заказу внедряются всё новые и новые инструменты для расслоения антагонистически настроенных по отношению друг к другу слоёв общества. И кино, театр, литература здесь лишь части одной матрицы, призванные подменить духовный (культурный) код нации.

Кому это всё нужно? 

«Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами», – говорит Великий Инквизитор, накладывая свою лапу на все сферы жизни человека. «Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо», – продолжает он, уверяя Его в своей абсолютной власти. «Получая от нас хлебы, конечно, они ясно будут видеть, что мы их же хлебы, их же руками добытые, берем у них, чтобы им же раздать, безо всякого чуда», – говорит тот, кто пришёл казнить, а не спасать. Данные цитаты характеризуют почерк того, для кого небесная и земная Россия – экзистенциальный враг, так как является Обителью Веры в Бога, средоточием Любви Божьей, Избранной Розой Света. Этой силе на пути установления всемирной тирании препятствует миссия России…

Любое усиление России на международной арене вызывает приступы звериной ярости в среде устроителей нового мирового порядка. Так было и накануне революции, когда Россия только стала одерживать серьёзные победы в войне, в которой ей изначально отводилась роль жертвы. Сработал второй вариант плана дьявольской вилки; империя рухнула под давлением внешних и внутренних враждебных сил, а также под угрозой проникновения «распутинщины» в церковь.

Попытки в нынешнем веке вовлечь Россию в новую войну, столкнув её с кем-либо, кого особо не жалко (в 20-м веке на эту роль была выбрана Германия), не увенчались успехом, и западная идолократия пытается развязать новую бойню, то в Восточной Европе, то в ближневосточном регионе, то теперь уже на Дальнем Востоке, дабы втянуть в неё в последующем Москву и Пекин. Потуги американских политиков и военных дошли до того, что один из генералов армии «сияющей демократии» заявил, что США будут сбивать ракеты КНДР даже в «российском радиолокационном пространстве», намекая на то, что Москве не удастся избежать участи субъекта потенциального конфликта.

Как и сто лет назад Россию пытаются вернуть в русло той же самой игры, когда она в одночасье оказалась между молотом и наковальней – мировой войной и революцией. И неслучайно выбраны цели: историко-политические и религиозные. Именно по этому принципу внешние акторы пытаются расшатать общество изнутри, втянув в дальнейшем, раздираемое противоречиями государство в войну. Что случилось дальше, мы помним. Убиение царя и царственной семьи отразилось в истории человечества катастрофой планетарного масштаба, поставив под вопрос само духовное существование России. Сегодня, когда «казённый патриотизм» практически дискредитировал себя, а демократические ценности перестали быть демократическими, незыблемым остаётся слава предков. Как писал тот, кому мы всегда можем доверять: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие».

Так будем гордиться ею, славой неземной, не купленной, не выторгованной, но добытой в битве за Родину, не забывая об уроках истории, когда в угоду политическим воззрениям лучшее наше пытаются обесценить. Сегодня, когда совершается попытка расколоть общество посредством фигуры императора Николая Второго, столкнуть разные его слои между собой, необходимо помнить, что наши предки, защищавшие Отечество, не отступили, оставшись верными государю. Рыцари меча, как православного, так и мусульманского вероисповедания, состоявшие в Конвое Его Величества – великий пример для современных поколений защитников Отечества, перед которыми сегодня стоят задачи не менее сложные, чем перед предшественниками, включающие в себя, помимо всего прочего, духовную борьбу с тайными и явными противниками Замысла Божьего, единого для всех верующих.

Преодоление раскола 

Остановить попытки расколоть общество, попытки повторить русскую трагедию, может только осознание причастности единой религиозной реальности, надстоящей над Россией, то есть – Единому Богу и Его святым силам. Осознать и уверовать. Иного пути не дано. Враг человеческий, бросая в дар людям хлеба, соблазняет богатством этого мира, ожидая, когда эти самые хлеба вновь обратятся в камни и унесут за собой в бездну толпы человеческие.

Искушая людей броситься в пропасть соблазнов и гордыни, инквизитор людского рода готовится к великой жатве, где жертвы – живые души. Искушая славой мира сего, игом всеобъемлющей власти, искуситель захлопывает ловушку вечного рабства для духа, лишая его возможности служить своему Создателю. А эта – самая страшная из мук. Не бывает безгрешных людей. Не бывает безошибочных путей. Но не оступиться в главном, не сойти с пути, указанного Спасителем – вот задача, осуществление которой, позволит приступить к исполнению важнейшей миссии народа – приятию Света Премудрости Божьей, приятию Софии в недра духа и в очаги бытия. А потому раскол должен быть преодолён. Искушения отвергнуты путём полного доверия наших душ, наших воль и умов Господу Богу.

 «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». (А.С. Пушкин). 

«И век последний ужасней всех…» (А. Блок). 

Источник

 

  • >>>Под эту схему штампуются сценарии, в ходе развития которых планируется взбудоражить пассионарную часть православного сообщества, дабы бросить затем обвинение в адрес всей религии в целом.<<<

    В чем проблема?