В последнее время в русском сегменте интернета довольно популярными стали идеи традиционализма, деместрианского консерватизма и ‘’консервативной революции’’. И в этом контексте неизбежно встаёт вопрос о новой аристократии, аристократии, без которой немыслима жизнь здорового иерархического государства.

Старая аристократия мертва, и мы можем лишь насладиться её прекрасным бидермейеровским надгробием, а также сказать ей простое человеческое ‘’спасибо’’ за весь тот вклад, который она внесла в нашу цивилизацию. Конечно, при формировании новой аристократии можно отдать должное старой, и вернуть ей дворянские звания и титулы, но то будет уже, в сущности, формальностью.

Какой должна быть новая аристократия? Это вопрос ролей и обязанностей, которые будут на ней лежать. Каковыми должны быть критерии для посвящения человека в аристократию? Аристократия, что по историческому совпадению уже истекает из её определения, должна быть связана с властью, она должна править, быть верной слугой трона и Отечества, находиться в первых рядах баталий и решать наиважнейшие государственные дела. Для этого, собственно говоря, она должна постепенно набираться из руководящих и военных людей традиционного государства, будучи пополняемой также за счёт других полезных и достойных сего звания людей, что, в известном смысле, будет служить и способом её ‘’легитимизации’’, ‘’ подтверждения’’ в глазах народа.

Идеальной для сиих целей была бы Табель о рангах. Но, давайте начистоту, если с армией аналог петровскому творению смотрелся бы весьма органично, и, главное, соответствовал бы времени и месту, то со службой бюрократической всё это выглядит уже куда более…неопределённо. А потому, в сущности, нет никакого иного выхода, кроме как в этой части не иметь никаких чётко установленных правил, и действовать сугубо ситуативно, награждая сей почестью достойных, игнорируя людей быть может в чём то полезных, но которые бы опозорили свой титул и послужили бы наглядным доказательством его бутафорства. И, конечно же, никакой придворной службы.

В армии же можно сделать систему, дарующую автоматическое присвоение дворянства, начиная от младо- или среднеофицерских званий, с награждением дворянством также особо отличившихся на поле боя, в частности, представленных к высочайшим орденам страны.

Что же касается прав дворянства, то, на мой взгляд, каких то особых и отличных от основного населения прав у них быть и не должно, окромя разве что некоторых прав церемониальных, что же касается привилегий, то они могут быть того же рода, но было бы желательным создание готовящего элиту страны, с управленческой и с культурной точки зрения уделявшего бы внимание и собственно созданию полноценной развитой личности, в традициях классического образования, университета, куда было бы желательно в том числе принимать и собственно детей дворян, создавая, таким образом, полноценные дворянские династии, тем более, что подобная система со Шляхетским корпусом в своё время была и в Российской империи. Но, разумеется, не только молодых аристократов — подобный университет может сыграть крайне положительную роль в высшем образовании страны как таковом, как и сам по себе, так и способствуя тем самым поднятию уровня остальных вузов государства.

Цикл статей Евгения Алексеева о европейской аристократии:

Особенно необходимо отметить как и важность морально-нравственных качеств, так и инклюзивность, постоянную возможность для простого человека, при соответствии определённым критериям, стать дворянином, что важно как и чисто с практической стороны (например, европейские монархии XVIII и XIX веков, не исключая и Россию, проиграли свою историческую борьбу не в последнюю очередь благодаря разложению дворянства — превращению его из кшатриев, военно-административного сословия, в собственно ‘’знать’’, ‘’нобилитет’’, увлечение многими его представителями на этой ниве различными либеральными и просто антитрадиционными идеями, в результате чего исторически дворянство зачастую становилось их проводником, и, о чём уже частично говорилось, потеря ими своих обязанностей при сохранении привилегий), так и со стороны одобрения народа и поддержки общества, что, вообще говоря, довольно важно.

Что же касается титулов, то надо помнить, что и в России, и в Англии, и в Германии, да и вообще в Европе, исторически нетитулованных (т.е. без звания вроде князя, графа, герцога и т.д.) дворян было большинство. В Англии, и это тоже может быть интересным, титулярное дворянство было и является сугубо индивидуальным — было некое пэрство, скажем определённое графство, которое не было присуждаемое всем членам семьи сразу, а было носимо лишь сугубо отцом, главой рода. Умирал отец — и условным графом Мальборо становился его сын. Остальные же члены семьи имели статус равный младшему дворянству — баронетам, рыцарям, эсквайрам, джентри. В чём, собственно говоря, и была уникальность английской дворянской системы, отличной от оной даже в Шотландии, не говоря уже о континентальной.

Возможно, лучшим будет сделать такую систему, в которой дворянское звание (определённый титул) было бы сугубо личным, не наследуемым, и, таким образом, сын дворянина, если бы он пожелал пойти по стопам отца, должен был бы самолично его заслужить, ровно также, как было и с его отцом. Конечно, вполне возможно, что у него будут определённые преимущества — но, во всяком случае, такая система отсечет, во-первых, тех, чья душа не лежит к этому никоим образом, а, во-вторых, сама по себе сделает дворянство более действительным. В неравенстве условий как таковом же ничего плохого нету — и в мире капитализма не каждый рождается не то что в богатой, а в даже среднеклассовой семье, тем не менее, если уж на то пошло, то, в конечном счете, капитализм становится выгодным для всех.

Дворянству, как уже частично говорилось в контексте университета, желательно, и даже необходимо иметь свою образовательную систему, открытую и для других, но имеющую основной профиль, основную ориентацию, именно на них, и основанную, опять же, на классическом образовании.

Таким образом, резюмируя, можно отметить следующие критерии, необходимые для получения дворянства в традиционном государстве: а) личная благочестивость, и здесь речь идёт вовсе не о пуританстве, а о качестве личности, её духовному состоянию, в некотором смысле, наличии и доминировании в человеке чувства чести, и, вообще, кшатрийности б) определённый занимаемый государственный (в том числе и воинский) ранг в) героизм на войне г) особая исключительность в мирной жизни, например, банально, крайне важное научное открытие д) государственная целесообразность, включающая в себя например возможность посвятить в российский дворянский титул какого-нибудь иностранца, если того требуют внешние условия. Собственно, все эти критерии в некотором роде самодостаточны и без первого, который притом не может быть самодостаточным сам по себе, но при этом, естественно, всё равно остаётся достаточно важным, и может, и должен быть причиной непринятия решения о нобилизации если того потребуют обстоятельства (кроме, пожалуй, армии, где лучше ввести конкретную Табель о рангах). Дворянство должно быть инклюзивным и не замыкаться в среде уже получивших его на тот или иной момент времени, что почти неминуемо (почти ли?) ведёт к его деградации. Дворянству желательно делиться на титулы, чтобы подчёркивать большую или меньшую значимость конкретных деяний, и, собственно, беря ту же армию, воинских званий в ней. За основу нового дворянского титульного деления может быть взята дореволюционная система, с, быть может, какими-нибудь дополнениями из других европейских стран, хотя, строго говоря, в этом нет особой необходимости, тем более что сама российская система уже имела в себе ряд западных по происхождению дворянских титулов, от общего назначения (т.е. активно присуждаемым и русским), вроде графского, и до тех, которые носили сугубо выходцы из остальной территории Европы, уже его имевшие, например, титула маркиза. Дворянство должно иметь свою систему образования (не закрытую ото всех остальных, но ориентированную прежде всего на них на них, на нужды и потребности дворянства), которая отвечала бы собственно за их моральное и нравственное, за их дворянское качество.