Для дальнейшего развития правого движения в России крайне важно учитывать опыт аналогичных правых движений и режимов в других странах. В этом изучении не обойтись без Британии — страны, довольно долгое время бывшей ориентиром как и для левых авторов и мыслителей вроде Монтескьё, так и для правых деятелей вроде Каткова или некоторых неославянофилов.

Англия в своём развитии прошла довольно бурную историю, миновав самобытное англосаксонское королевство, пройдя через англо-нормандскую монархию, с сильной ролью как и монарха, так и парламента, в котором главную роль играла аристократия, через абсолютизм, Английскую республику Кромвеля, парламентскую монархию (которая в период 1688–2017 годов тоже далеко не всегда была одинаковой), довольно большие полномочия Вильгельма Оранского, склоки Георга III с парламентом, аристократическую викторианскую Британскую Империю и вплоть до нынешнего, довольно левого даже по западным меркам Соединённого Королевства. Именно поэтому будет достаточно важным изучить историю английского правого движения во всех его эпохах и многообразии. А начнёт серию статей рассказ о сравнительно недавнем явлении — ‘’совести консерваторов’’, Conservative Monday Club, ставшем этаким think-tank более правой и собственно консервативной части партии.

 

Эдмунд Бёрк — британский политический деятель и публицист и фактически один из основателей консерватизма и правого вектора политики вообще.

Клуб «Консервативного понедельника» был основан 1 января 1961 года четырьмя молодыми тори: 24-летним Полом Бристолем, возглавившим организацию, Яном Грейгом, ставшим его секретарём, Седриком Гённером и Энтони Маклареном. Причиной создания клуба была слишком «прагматичная»и левая политика тогдашнего премьер-министра от консерваторов Гарольда Макмиллана (1957–1963). Собственно, сам Макмиллан даже и не считал себя консерватором, напротив, называя себя либералом и даже как-то заявив о некоторой симпатии Лейбористской партии. Целью клуба было ‘’заставить местные партийные объединения обсуждать и ставить под сомнение политику партии’’. В первом же заявлении было выражено сожаление в связи с тем, что консервативные правительства руководствуются соображениями «целесообразности», отринув собственно принципы тори — что-то вроде этаких американских republicains in name only, которые вроде бы как и республиканцы, но в большинстве значимых вопросов смыкаются с демократами. Молодые британцы требовали того, чтобы Консервативная партия защищала собственно консервативные ценности: основатели клуба выступали в защиту принципов сохранения британской неписанной конституции, свободы личности, права частной собственности и активной внешней политики Британии. Они выступали резко против «целесообразности», цинизма и материализма, которыми отмелись последние консервативные правительства, кроме того, они отмечали увеличение влияния левого крыла партии настолько, что «колеблющийся избиратель не смог бы обнаружить существенных различий между консерваторами и социалистами». В одном из публичных заявлений Клуба говорилось о том, что он ‘’стремится выработать возможность динамически применять принципы тори’’.

Monday Club объединил сторонников Родезии и Южной Африки и противников деколонизации и распада Британской Империи, проводимой вроде как консервативным правительством. Политика Макмиллана «сделала партию левой», как говорилось в одном клубном памфлете. Как сказал видный консерватор, председатель Палаты Лордов в 1942–1945 годах, маркиз Роберт Гаскойн-Сесиль, ‘’никогда ещё не было настолько большой потребности в истинном консерватизме, как сегодня’’.

Уже к концу 1963 года в Клубе состояло 300 членов, среди которых было 11 депутатов парламента. Ещё на раннем этапе Клуб получил «моральную поддержку» со стороны многих видных членов партии, в частности, его почётным гостем на званых ужинах в 1964–1969 годах был руководитель тори Александр Дуглас-Хьюм, а Энох Пауэлл, другой известный британский правый политик, поплатившийся за свою довольно жёсткую антииммиграционную речь, окрещённую «Реки крови2, как-то сказал, что «именно благодаря Клубу Понедельника многие из тех, кто в других обстоятельствах отвернулись бы от Консервативной партии, ныне состоят в ней».

 

Энох Пауэлл — видный британский политический деятель сначала Консервативной, а затем Ольстерской Юнионистской партии.

В 1964 году в Клуб вступил Алан Кларк, известный консервативный писатель и мемуарист, вскоре ставший председатель местного отделения в графстве Уилтшир. Под председательством Пола Уильямса в 1964–1969 годах, Клуб довольно быстро вырос как и в плане числа членов, так и в плане влияния на британскую политику. Некоторые даже приписывали ему огромное влияние в консервативных кругах, особенно после того, как 6 его членов в 1970 году пополнили состав правительства, но, по правде говоря, это имело мало общего с реальностью, хотя и определёнными позициями в стране Клуб пользовался: в 1970 году среди членов Клуба было 18 парламентариев Палаты Общин и 16 членов Палаты Лордов.

На 1971 год Клуб «несомненно, был наиболее многочисленной консервативной организацией, c 55 различными объединениями в университетах и колледжах, 35 членами Палаты Общин, 6 министрами в правительстве и 35 пэрами Палаты Лордов». На ежегодном собрании Клуба Понедельника 26 апреля 1971 года, его тогдашний руководитель Джордж Пол заявил, что «в нашем Клубе, включая национальные и университетские отделения, состоит 10 000 человек». По сути, он был главным внепартийным объединением консерваторов страны. Гарольд Уилсон, дважды премьер-министр от лейбористов в 1964–1970 и 1974–1976 годах, как-то довольно метко назвал Клуб «хранителем совести тори».

В 70-ые годы Клуб Понедельника был в авангарде антииммиграционной повестки дня. В своё время он выпустил несколько буклетов на эту тему, в которых, в частности, говорилось, о том, что «Акт о расовых взаимоотношениях [запрещавший любую частную дискриминацию по расовым и этническим причинам — прим. ред.] является угрозой нашим гражданским свободам. Обычный закон итак обеспечивает каждому защиту от насилия и провокаций, которая может привести к нарушению мира», «когда мы позволяем радикально меняться характеру британского населения из-за иммиграции чужеродцев, мы по сути предаём будущие поколения британцев». Благодаря деятельности Клуба, прекращение иммиграции оказалось в предвыборном манифесте Консервативной партии 1970 года, но тогда это оказалось всего лишь пустышкой для привлечения избирателей — консервативная элита была недостаточно жёсткой, чтобы сделать какие-то реальные шаги в этой сфере, и Клуб продолжил свою деятельность на этой ниве. Как сказал Рональд Белл, депутат и один из наиболее активных членов Клуба по иммиграционному вопросу, ‘’Британия колонизируется, и не ровен тот час, когда белые станут меньшинством’’. Исходя из сегодняшних времён, нельзя не отметить его пророческую правоту.

 

Три участника (Джон Р.Пиннигер, Ричард Тёрнбулл и Грегори Лаудер-Фрост) молодёжной секции Клуба на конференции в замке Чилхэм, 1980 год.

В 1972 году Клуб провёл в Центральном холле Вестминстера, прямо напротив парламента, собрание под лозунгом «Прекратить иммиграцию немедленно!», с призывами прекратить любую иммиграцию, отменить Акт о расовых отношениях, вернуть Иммиграционный акт 1968 года (согласно которому жители Содружества Наций теряли права на миграцию в Британию), и, соответственно, отменить более либеральный в этом отношении Иммиграционный акт 1971 года. По итогам митинга была подготовлена резолюция, переданная премьер-министру Эдварду Хиту, который заявил в ответ что «правительство и не собиралось отменять Акт о расовых отношениях». Когда тогдашний министр внутренних дел, Реджинальд Модлинг подал в отставку, лидер либералов Джереми Торп отметил, что «мистер Хит остался сражаться с Клубом Понедельника в одиночку». Но, тем не менее, победа тогда осталась на левой стороне.

Новое дыхание для Клуба пришло с приходом к власти Тэтчер, чьи идеи довольно сильно совпадали с основными положениями организации, и которой своим приходом она во многом и была обязана. В принятом 21 мая 1984 клубном уставе объявлялось, что «участника Клуба будут поддерживать политику Консервативной и Юнионистской» партии в вопросах:

— сохранения верности Короне, суверенитета Парламента** и национальной безопасности от внутренней и внешней агрессивной подрывной деятельности

— обеспечения свободы личности и сохранения семьи в соответствии с обычаями, традициями и характером британского народа

— поддержки Британской конституции, послушания и уважения к законам, свободы вероисповедания и национального наследия

— содействия развитию экономики в соответствии с национальными интересами и принципами тори

— поддержки активного участия членов Клуба в работе Консервативной и Юнионистской партии на всех уровнях’’

В период руководства Консервативной партией Маргарет Тэтчер Клуб Понедельника занимался выпуском различных буклетов, памфлетов, всяческих политических брошюр, периодического издания ‘’Right Ahead’’, журнала «Monday World», новостной газеты «Monday News», а также ещё нескольких изданий. Клуб вёл довольно активную информационную войну, работая на дискредитацию и подтачивание левых сил, и донося до широкого избирателя те или иные пункты насущной правой повестки и реального положения дел.

Участники Клуба на конференции в честь его 20-летия, 1981 год.

В начале 90-ых Клуб по личным причинам покинули некоторые представители «старой гвардии», но в целом работа продолжилась. В то же время, изменился основной принцип Клуба — с 1992 года он стал «группой поддержки», а не ‘’группой противостояния’’, что сыграло свою пагубную роль в последующих событиях.

«Клуб Понедельника» в своей организационной структуре делился на полуавтономные отделения в каждом графстве, управляемые выборными исполнительными советами, при наличии также специализированного «Молодёжного Клуба Понедельника» и многочисленных университетских клубов, среди которых самым активным был Оксфордский.

Клуб имел в своём составе различные «группы», позже переименованные в «политические комитеты». В их число входили:

-Комитет по иммиграции и репатриации

-Комитет по Африке и Родезии

-Комитет по внутренним делам

-Комитет по авиации

-Комитет по экономике

-Комитет налогообложению

-Комитет по университетам

-Комитет по молодёжным участникам

-Комитет по обороне

-Комитет по внешним делам

Клуб уделял довольно большое внимание внешнеполитическим делам. Его участники периодически выступали с антикоммунистических позиций во время Холодной войны, осуждая выдачу русских белоэмигрантов Сталину в 1945 году, высказывались в поддержку южноафриканского и родезийского режимов в условиях их осуждения всеми остальными, включая и консервативный истеблишмент. В 1990 году, на фоне Перестройки и подъёма русского самосознания в России, Клубом был устроен торжественный «Русский вечер» с великим князем Владимиром Кирилловичем как почётным гостем. В дальнейшем представители Клуба побывали во время югославских событий в Хорватии и даже успели пободаться с брюссельской бюрократией ещё до того, как идеи евроскептицизма стали консервативным мейнстримом.

 

‘’Русский вечер’’ в Клубе Понедельника, 1990 год.

Клуб просуществовал бы и дальше, но в 2001 году был фактически брошен самой Консервативной партией. Причины этого кроились в выборах 1997 и 2001 годов, а, точнее, полному провалу тори на них. Власть раз за разом оставалась у лейбористов. При этом сама «Рабочая партия» во главе с Блэром ещё раннее сделала большой шаг в сторону центра, порвав с амплуа этаких «социалистов в пиджаках», и сместившись в сторону левого центра, этакого социал-либерализма. На этом фоне консерваторы решили сами серьёзно изменить свой облик, отказавшись от мнимых или действительных расистских, гомофобных и «анти-бедных» ассоциаций, сделав поворот в сторону более центристских позиций. Естественно, всё это шло в полный разрез с принципами «совести тори», и от отношений с Клубом Понедельника было решено отказаться. Лидер*** консерваторов Иан Дункас Смит и председатель Консервативной партии Дэвид Дэвис разорвали любые отношения партии с Клубом. По сути, консерваторы сдали свои позиции под давлением большей популярности левоцентристской и откровенно левой повестки дня, и итог этого мы наблюдаем и до сих пор.

Вопрос, однако же, не в том. Клуб Понедельника наглядно показал несовместимость в нынешнем мире демократии и достаточно жёсткой, «высокой» правой повестки. При своей текущей политике, консерваторы обречены сдавать позицию за позицией. Они не могут полноценно защитить ни свободный рынок, ни христианские ценности, ни интересы своих народов и стран. Если консерваторы и правые вообще хотят оставаться у власти, реально препятствуя скатыванию своей страны в пучины хаоса и разложения, им следует, как в своё время сделали левые, активно использовать своё временное пребывание во власти для того, чтобы остаться у неё навсегда. В своё время социалисты подсаживали для этого целые слои населения на велфер, завозили иммигрантов, и создавали проблематичные, враждебно настроенные к большинству меньшинства на пустом месте, стравливая их с остальными гражданами. Что могут сделать правые? Как показал буквально недавний пример Венгрии — вводить мажоритарную систему, полностью или частично, изменять границы избирательных округов на более выгодные для себя, устраивать за государственный счёт курсы и лекции по разоблачению левых идей в экономике и социальных аспектах, под самыми благовидными названиями и лозунгами, благо у правых есть одно преимущество — правда на нашей стороне. При наличии и большой роли государственных СМИ — использовать их, или же приватизировать себе на благо. Можно — и это наглядно показал пример того же Трампа — отбирать часть экономически левой повестки у левых, разбавлять её социально-правыми идеями, и именно в таком виде представлять избирателю. Во всяком случае, такую нишу могла бы занять определённая партия, в отношении социальных вопросов тесна связанная со своими более экономически правыми коллегами. В этом смысле как раз положительную, объединительную, роль могли бы сыграть общественные ассоциации вроде того же Клуба Понедельника, тем более что одним государством, без наличия здравых гражданских сил, комплексные проблемы общества попросту не решить. Помощь общественных объединений понадобится и при проведении реформ, но надеяться на одних лишь них глупо. Если бы каждый человек стремился бы к абсолютной истине и прежде всего к ней, будучи притом полностью рациональным, то по меньшей мере в западных странах, все бы уже давно пришли к одной идеологии, и, причём, далеко не левой, но этого мы не наблюдаем. Без государства правым не обойтись. В конце концов — этим уже воспользовались левые, плоды чего мы пожимаем и до сиих пор. Можно конечно играть в рыцарей в белых перчатках — но тогда правым придётся либо сдавать одну позицию за другой, постепенно самим становясь левыми, либо же и вовсе становиться политическими маргиналами, отдавая политику в абсолютную власть антагонистских сил различных сортов и окрасок. Для будущих успехов правым необходимо прежде всего избавиться от розовых очков и иллюзий — и иллюзия полезности демократии является одной из главных среди них.

*официальное название британской партии, известной у нас как «Консервативная» — »Консервативная и Юнионистская»

**британский Парламент, помимо Палаты Общин, включает в себя ещё Палату Лордов и монарха, являющегося верховным главой государства

***позиции лидера и председателя партии консерваторов в Британии — разные вещи, лидером является наиболее популярный политик, связанный с тори, председателем же — более специалист, технократ.

Источник