Поздоровайтесь с анти-Макроном. В то время как праворадикальное крыло занято Ле-Пен, а центристское и проевропейское Макроном, французские республиканцы быстро правеют и пытаются занять нишу «хороших правых». И снова вспоминается Себастьян Курц с его правым поворотом. Как же вовремя австриец победил… Теперь молодые правые политики из истеблишмента тут и там.

Дерзкий, молодой и невероятно амбициозный, бывший министр Лоран Вокье собирается занять пост лидера Республиканской партии на внутренних выборах. Став боссом партии, 42 летний правый политик будет в идеальной позиции для атаки на центристскую партию Макрона на грядущих локальных и европейских выборах.

Вокье – консервативный «плохой парень», который в бытность мэром отказался легализовать однополые браки – теперь собирается мобилизовать свою партию и лишить Макрона равновесия уже через полгода после начала его срока.

Лоран Вокье

Конечно, перед тем как разобраться с президентом, Вокье нужно привести республиканцев в форму, восстановив партию после её раскола и деморализации, последовавших за крахом Франсуа Фийона в апреле. (После победы Макрона из рядов республиканцев вышли многие члены и крупные политики, а вскоре из партии исключили всех, кто пошёл работать в правительство Макрона, например текущего премьер-министра Франции и министра финансов).

И его стратегия по возрождению не имеет ничего общего с компромиссами и поиском единства. «Макрон вёл кампанию под лозунгом сокращения числа чиновников до 150 тысяч. Если он сохранит текущие темпы, то ему понадобиться пара веков для выполнения обещаний. Что ж, долгих лет ему», —  нападает на популиста Вокье.

Два срока проработавший министром, Лоран однажды назвал Дональда Трампа «вдохновителем» радикального ухода вправо, а теперь наносит удар по Макрону по всем фронтам, от экономической политики до роли ислама во Франции. А что если он постоянно общается с ультраправой Марин Ле-Пен и доводит до бешенства умеренных политиков вроде Алена Жюппе? Вокье, “убийца”, как его иногда зовут в партии, вообще имеет среди республиканцев репутацию успешного наживателя врагов. В интервью Politico, Вокье назвал Макрона перехайпанным президентом, который не делает свою работу и направляет Францию прямо в стену ЕС.

Эммануэль Макрон

“Я против поддержки мифов,” говорит Вокье, возглавляющий регион Овернь-Рона-Альпы на востоке Франции. “Эммануэль Макрон не делает работу Шрёдера, Кэмерона или Тетчер. Государственные расходы растут… А трудовая реформа, если вы посмотрите внимательнее, окажется лишь ничтожным изменением трудового кодекса.”

“Я не хочу чтобы бизнес был одурачен или жил в каких-то иллюзиях,” добавил он. “Всё это даже близко не похоже на реформы, которые реально нужны Франции.”

Вокье, как и Фийон, считает что Франции необходимо масштабное сокращение государственных расходов. Он указывает на пример своей Оверни, где он отказался от субсидий для безработных и сократил расходы на 5%, как на противоположность макронизму. Президент, по его мнению, исправляет мелкие проблемы, отказываясь обращать внимание на главное — 55% государственных расходов в объёме ВВП.

Кажется, что Вокье хочет быть полной противоположностью Макрона, его «мистером Хайдом.» Тогда как Макрон занимает умеренную позицию по госрасходам, Вокье старается быть правее Маргарет Тетчер. Если Макрон отстаивает евроинтеграцию, Вокье хочет “союз наций.” А так как Макрон либерален в социальных вопросах, Вокьё ультраконсервативен.

Есть и вопросы стиля. Макрон хвастается своими “сложными идеями” и многоуровневыми фразами. Вокье прост и прям. Его острые высказывания, кажется, списаны из методички Трампа, например однажды он просто призвал ликвидировать европейскую комиссию. Всё это нацелено на максимальный резонанс и эмоции. Что делает Вокье ещё более “трамповым”, так это его происхождение, такое же или даже более изысканное, чем у Макрона. Оба они закончили Национальную школу администрации, но только Вокье был направлен в крайне-элитную Высшую нормальную школу с невероятным отсевом. Вокье это самый молодой депутат его поколения; Макрон же никогда никуда не избирался до того как стал президентом. Важное различие и в том, что Вокье человек партийный и собирается “унаследовать семейный магазин”, тогда как Макрон открыл свой.

Используя подобные радикальные заявления, Вокье быстро поднялся в иерархии во время бушующей “гражданской войны”, которая чуть окончательно не сгубила консервативную партию. Пока его бывший босс Саркози вёл обречённый бой за кресло президента, Вокье продвигался всё ближе к позиции лидера и теперь стал основным кандидатом на внутрипартийных выборах, которые пройдут 10 и 17 декабря.

Маэль де Калан, главный советник Жюппе в ходе республиканских праймериз, также претендует на пост лидера, но не имеет почти никаких шансов против Вокье.

На пути к вершине Вокье успел нажить множество врагов… Министр финансов Брюно Ле Мэр (прим. Изгнан из партии в мае после номинирования на выборы от Макрона) однажды обвинил его в “правлении при помощи террора”, а влиятельные представители партии обвинили его в “клиническом нарциссизме” без каких-либо позиций и лояльностей, от которых он не мог бы отречься. Когда всплыло имя Мишеля Барнье, Вокье ответил, что главный переговорщик ЕС по Брекситу вряд ли сказал бы о нём что-то хорошее. 

“Мой проект это союз наций со своими ясными проектами. Это не растворение Франции в Европе.” — Лоран Вокье. Это соответствует его риторике. В 2005 Вокье проголосовал за создание европейской конституции, однако с тех пор позиционирует себя как умеренного евроскептика, а иногда как совсем неумеренного. После того как Британия проголосовала за выход, он предложил отменить Еврокомиссию, хоть с тех пор и отошёл от этой идеи.

Теперь Вокье критикует, как он сам это называет, позитивное отношение к Брекситу в Париже: “Все говорят: ‘Хорошо, Британия выходит, это прекрасно,’ но даже не думают сказать: ‘Может нам стоит предложить реформирование ЕС, учтя требования британцев? А потом предложить им остаться?’”

“Мы должны пересмотреть сам метод переговоров, которые Барнье ведёт с большим талантом,” добавил он. “Британия выйдет из ЕС, но жизнь будет продолжаться. Мы должны продолжать обсуждение и быть может найти возможность возвращения для них, но в ином виде.”

Насколько дружелюбен Вокье к Британии, настолько он критичен к попыткам Макрона реформировать ЕС в сторону интеграции. Он обвинил президента в попытках создания “технократической федерации”, что игнорирует сами причины евроскептицизма. Как утверждает Вокье, проект Макрона приведёт к растворению Франции в блоке.

“Мой проект это союз наций. Так что наш проект Европы не имеет ничего общего с макроновским.” “Я думаю, что нам не избежать фундаментального вопроса о положении государств-членов. В том числе мы должны признать, что большие и малые страны имеют разный вес,” добавил он. “Если вы Франция или Германия, то это не то же самое, что Литва, как бы я не любил её.”

Когда Макрон говорит что мы собираемся построить Европу даже без обсуждения с народами через референдумы, это говорит о невероятном презрении политического лидера и попросту недопустимо.

Подобные обвинения, скрывающие тот факт, что Макрон пришёл к власти со своим собственным популистским движением и планирует устроить “демократические конвенции” во всех европейских странах уже в следующем году, приближают Вокье к Марин Ле-Пен.

“Франция должна начать работать на себя, потому что не будет никаких европейских реформ, если мы не изменимся сами,” – Лоран Вокье.

Национальный Фронт в течение долгого времени рассматривал Вокье как своего союзника, того, кто поможет ультраправым выйти из изоляции. Но на этой неделе Вокье отверг предложение Ле Пен объединить силы, заявив что он никогда не пойдёт на альянс с ультраправыми.

Вместо этого он собирается украсть у Ле Пен избирателей, перенимая её риторику по отношению к иммиграции, исламу и терроризму – он призвал сажать за решётку всех, кто подозревается в связях с террористами – но в отличие от неё, он уже скоро вполне может получить власть.

Марин Ле Пен

Если он когда-либо станет президентом, в первую очередь Вокье собирается заняться подъёмом авторитета страны, которого по его мнению всё ещё недостаточен.

Вряд ли это пойдёт на пользу Ле Пен, но учитывая французскую специфику, приход в политику правых республиканцев в виде Вокье уже будет спасением. К тому же радикально антиммиграционные и консервативные республиканцы сделают более приемлемыми и идеи партии Ле-Пен. На данный момент Вокье может подвести лишь неисполнением своей программы. А так всё первостепенное от Фийона и Ле-Пен в одном и с поддержкой «старой правой партии». Если удастся избавиться от изоляции Национальному Фронту, то исход можно считать идеальным.

Источник