Зимой 1989-90 гг., когда весь мир праздновал падение берлинской стены, освобождение ГДР и предвидимый распад Советского Союза, в Германии повсюду на митингах начали появляться безмозглые транспаранты. Демонстранты, которые держали эти транспаранты, принадлежали к левой сцене воинствующих «автономов» или, как они себя называют — к «антифе» («анти-фашистам»).

Их транспаранты и плакаты содержали такие лозунги, как «Четвертый рейх – никогда!» и – «Бомбардировщик Харрис – сделай это опять!». Последнее относится к маршалу британских ВВС сэру Артуру Харрису, известному также как «мясник Харрис». В годы второй мировой войны он планировал массированные бомбардировки гражданских объектов в Германии, в результате которых погибли миллионы гражданского населения и были разрушены бесчисленные города, но которые почти не причинили вреда германской военной машине.

Это крайнее крыло «антифы» (вскоре после своего появления они уже они назовут себя «анти-немцами») в целом характеризует огромная ненависть ко всему немецкому и, в частности, существовавшая тогда перспектива объединения Германии. И это в точности отражает политику правительства партии тори во главе с Маргарэт Тэтчер и риторику некоторых ведущих пропагандистов из лондонского Сити в британских СМИ того периода. 31 октября 1989 года Конор Круз О’Брайен (политик и журналист) опубликовал истерическую атаку на перспективу будущего объединения Германии. В статье лондонской Times он прорычал: «Мы движемся к Четвертому рейху, пангерманскому единству, которым будет командовать весь союз немецких националистов… националистическая интеллигенция станет объяснять, что истинные немцы не несут никакой вины за Холокост, а должны чувствовать гордость за большую, мужественную и целительную акцию – я опасаюсь, что Четвертый рейх, если он прийдёт, будет соответствовать естественной склонности быть похожим на своего предшественника».

12 ноября 1989 года, спустя несколько дней после падения берлинской стены, Sunday Times опубликовала свою редакционную статью под заголовком «Четвертый рейх». Рупор англо-голландского либерального истеблишмента заявил, используя апокалиптические термины: «В результате объединения немецкая экономика будет вдвое больше, чем любая другая … Объединенная Германия станет локомотивом перестройки новой свободной рыночной экономики в странах Восточной Европы, так как Германия с превосходством распоряжается капиталом, промышленным ноу-хау и управленческими навыками, которые нужны этим странам. Четвертый рейх будет экономическим бумом и в результате этого – экономической сверхдержавой в Европе… Где при этом будет место Великобритании?»

С июля 1990 года к этой теме обратилось непосредственно правительство Маргарет Тэтчер. Министр торговли и промышленности, Николас Ридли, 12 июля дал «Spectator» провокационное интервью. На той же странице была помещена карикатура на канцлера Гельмута Коля с усами Гитлера и подписью: «Несказанное о Германии сказать!» Когда Ридли было предложено прокомментировать заявление шефа германского Федерального банка Ганса Титмейера о возможных преимуществах единой европейской денежно-кредитной политики, он разразился бранью: «Это только предлог, чтобы захватить всю Европу. Его нужно перечеркнуть… Откровенно говоря, таким же образом можно было уступить свой суверенитет Адольфу Гитлеру».

Ридли пошел еще дальше и похвалялся, что Великобритания всегда заботилась о равновесии сил в Европе. «Роль Великобритании всегда была в том, чтобы натравливать различные силы друг против друга и это никогда не было так необходимо, как теперь, когда Германия стала так нахальна». Несколькими днями позже Тэтчер категорически встала в защиту высказывания Ридли и подчеркнула, что уничтожение Германии является высшим приоритетом британского правительства и финансовых кругов лондонского Сити.

Недосказанным осталось то, что у авторов британской пропаганды явно не выходило из головы, а именно, что предсказывал американский государственный деятель Линдон Ларуш на своей пресс-конференции в Западном Берлине в октябре 1988 года: Германия после своего объединения будет играть ведущую роль в экономической перестройке посткоммунистической срединной Европы и России. Идеи Ларуша отразились в усилиях главы германского банка Альфреда Херрхаузена, который был также одним из ближайших экономических советников канцлера Гельмута Коля.

В декабре 1989 года Херрхаузен был убит. Невыясненное до сегодняшнего дня убийство, было приписано террористической ячейке несуществующего «третьего поколения» Фракции Красной Армии (RAF). Тогда Ларуш и другие обвиняли в убийстве Альфреда Херрхаузена британские разведывательные круги, учитывая проводимую Лондоном дикую кампанию против Германии и далеко уходящий в прошлое британский опыт создания и контроля террористических банд, включая «левые» террористические ячейки в Германии, которые убивали банкиров и промышленников, начиная от Вальтера Ратенау (1923) до Юргена Понто (1977) и Ганса-Мартина Шляера (1977).

Антинемцы под британским флагом

Устойчивые параллели между появлением антинемцев и политикой, проводимой по сей день англо-голландской олигархией, не случайны. Обширные исследования Executive Intelligence Review и Молодежного движения Ларуша выявили, что сконцентрированный в Лондоне аппарат, имеющий тесные связи с трансатлантическим неоконсервативным движением, до мелочей контролирует идеологию и деятельность воинствующих, готовых к насилию антинемцев.

За хулиганскими группами антинемцев и интернациональной сетью «фабрик мысли», интеллектуалов и политических воротил, поддерживающих операции антинемцев, стоит самое серьезное намерение уничтожить настоящую Германию, Германию классических немецких традиций… (Навязыванием коллективной вины всему немецкому народу за политику Гитлера руководящий аппарат Лондона пытается отвлечь внимание от того факта, что начиная с 1932 года определенные круги из Лондона, Парижа и Вашингтона на конгрессах и в прессе (лондонская массовая газета «Deily Express»), неоднократно призывали к войне против Германии, — не против Гитлера, не против NSDAP, а против немецкого народа как нации. Президент США Рузвельт за два месяца до вступления Гитлера на пост канцлера, одалживая бывшему рейхсканцлеру Веймарской республики, Генриху Брюнингу, 500 миллионов долларов «для уничтожения Гитлера», решительно пообещал: «Я раздавлю Германию».

Антинемцы

Федеральное ведомство по охране Конституции в годовом отчете за 2005 год описывает антинемецкое крыло больших автономных группировок следующим образом: «Особую роль в левоэкстремистских группах занимает позиция, отправной точкой которой является бескомпромиссное отрицание права немецкой нации на существование и, как результат этого, борьба за исчезновение немецкого национального государства. Сторонники этой идеологии – так называемые «антинемцы» – смогли за последние годы занять сильные позиции и способствовали значительной поляризации в стане левых экстремистов. Основное направление спора произошло в связи с израильско-палестинским конфликтом и интервенцией США и их союзников в Ираке… «Антинемцы» приписывают немецкому народу врожденное стремление к объединению нации, что по их мнению, автоматически приведет к уничтожению других народов. Они убеждены, что в Федеративной республике нацистское прошлое не переработано и не преодолено, а только подавлено и там фантазируют о воссоздании замаскированного под демократию Третьего рейха».

«Главным приоритетом у них для предотвращения нового холокоста является идея растворения немецкого народа в мультикультурном обществе. «Антинемцы» требуют обязательную солидарность с Израилем и поддерживают все меры, которые обеспечивают его существование в качестве убежища для переживших холокост … Сюда же относиться война США и их союзников против Ирака, которая в глазах традиционных левых экстремистов представляет собой империалистическую агрессию. Так, на демонстрациях «антинемецкого» спектра зачастую находятся израильские, американские и британские национальные флаги, звучат типичные лозунги: «США – антифа» и «Бомбист Харрис – сделай это еще раз!».

Отчет продолжает: «Антинемецкие» позиции спровоцировали в левоэкстремистском спектре идеологическую конфронтацию необычайной остроты. Столкновения, особенно на их веб-сайтах в Интернете, часто полны ненависти. На практике этот конфликт уже привел к разрыву отношений между группами, много лет поддерживавшими друг друга, а также к дракам на митингах и демонстрациях. Внутри автономной сцены укрепились отдельные структуры, чьи выпады достигают границы террористических действий. … Члены этих маленьких, подпольных групп внешне ведут непримечательный образ жизни. Они почти не оставляют следов и чтобы избежать уголовного преследования, применяют в руководстве к действию, как правило, или измененные имена, или оставляют пропуски для последующего вписания имени. Некоторые группы действуют под постоянными именами, чтобы создать впечатление непрерывности и быть узнаваемыми и досягаемыми».

Хотя отчет Федерального ведомства по охране Конституции представляет точную картину «антинемцев», их роли среди автономистских групп, прототеррористической левой сцены в Германии и подчеркивает озабоченность правительства ФРГ растущим влиянием «антинемцев», все же в нем просмотрены важнейшие и наиболее показательные особенности всей структуры.

При расследовании группы EIR и Молодежного движения Ларуш уже в мае 2005 года показался первый важный след, когда среди руководства IG Metall было распространено открытое письмо из антинемецкого лагеря. В нем профсоюз IG Metall подвергся нападкам за критику иностранных хедж-фондов, которые хотели перенять остатки стальной индустрии Германии и растащить ее по частям. В письме профсоюз IG Metall был обвинен в антисемитизме, потому что он осмелился противостоять интернациональному финансовому капиталу. Авторы письма писали: «В настоящее время снова стало популярно делать вид, будто бы «финансовоый капитал» ответственен за «международный кризис», в то время, как «производительный капитал» дружественным образом создает рабочие места.

В письме также были осуждены традиционные для рабочего движения идеи, на которые опирались тогдашние канцлер Герхард Шредер и председатель СДПГ Франц Мюнтеферинг. В апреле 2005 года они сравнили иностранных инвесторов с «саранчей», потому что они «перенимают фирмы, доводят их до финансового краха и потом закрывают, вследствие чего тысячи трудящихся в них становятся безработными». 26 подписавшихся под открытым письмом к IG-Metall были, видимо, функционеры Германского профсоюза, за одним исключением: Андрея Марковица, американского профессора Karl Deutsch Collegiate für vergleichende Politik und Deutschstudien в университете штата Мичиган в Анн-Арборе.

Продолжение следует

Источник