Как немецкий партийный фонд «леваков» проповедует толерантность в российском ВУЗе.

Мы часто пишем о распространении идей культурного марксизма в системе высшего образования западных стран и о роли этого явления в политическом и культурном перевороте, который переживают США и страны Западной Европы. Действительно, активная проповедь, а в итоге и навязывание радикально левой повестки, осуществляется сейчас в системе высшего образования многих западных стран.

Однако, к сожалению, оказалось, что этой проблемы не чуждо и наше необъятное Отечество. Да, наверняка многие из нас наслышаны о ВШЭ, о тамошних гендерных курсах и тому подобном. И хотя кто-то считает эти слухи преувеличенными, некоторые тревожные сигналы оттуда, включая как минимум, всю ту же «Higher School of Equality», действительно поступали. Но проблема в том, что это все касается далеко не только ВШЭ.

В прошедший вторник, 3 октября 2017 года в столичном — Российском Экономическом Университете имени Г.В.Плеханова, в общем-то, старейшем экономическом ВУЗе страны, ведущем свою историю ещё с 1907 года, прошла «лекция по толерантности», приуроченная к международному дню этой самой толерантности. Во вторник утром, студенты трех факультетов, были оповещены, что состоится какое-то мероприятие на эту тему, и, что явка, конечно же, обязательна. Ради такого важного события даже отменили первую пару.

«Ну и что в этом такого?» — спросите вы и будете правы. Поскольку самый большой интерес, представляют не все эти подробности, и даже не обязательность явки на «лекцию по толерантности», а то, кто именно, организовывал и проводил эту лекцию.

Уже на входе в аудиторию посетителей приятно »радовала» надпись, свидетельствующая о том, что лекция организована «Фондом Розы Люксембург» — немецкой неправительственной организацией марксисткого толка, и соотвественно у всех имеющих представление о её деятельности, было время морально подготовить себя к прослушиванию историй об угнетении и «1000 и 1 гендере».

Собственно нас интерисует первое фото из прикрепленных к посту. Как раз слева, у трибуны виден их логотип. Сама Роза Люксембург, как мы помним, была теоретиком марксизма и важным деятелем Коммунистической партии Германии, а погибла она в ходе подавления попытки коммунистического выступления.

Согласно данным с сайта фонда — Фонд Розы Люксембург был признан в 1992 году партией демократических социалистов (PDS) — ныне партия «Die Linke» — в качестве партийного общенационального фонда и тесно сотрудничает с этой политсилой в рамках учредительной ассоциации.

Сама по себе «Die Linke» — «Левые» (еще один допустимый перевод названия — «Леваки»), представляет собой немецкую партию, которая объединяет несколько течений расположенных у левого края немецкой политики, включая часть немецких коммунистов и социал-демократов, а также троцкистов, маоистов и другие осколочные левацкие группировки.

В прямых официально признанных предшественниках немецких «Левых» числится, среди прочего ГДР-овская СЕПГ. Председателем партии «Die Linke» в 2007-2010 годах был небезызвестный Лотар Биски, бежавший еще в свои 18 лет из ФРГ в ГДР.

В программе партии утверждается, что ее члены «борются за смену системы, потому что капитализм, основанный на неравенстве, эксплуатации и конкуренции несовместим с целями партии». Партия выступает за максимальные налоги на бизнес, высокие налоги на наследство, повышение и без того немалых в Германии пособий, а также национализацию банковской системы. Что характерно, даже совершеннейшие леваки из СДПГ описали в свое время программу Linke как «популистскую, неоправданную с экономической точки зрения».

Помимо прочего «Die Linke» поддерживает ювенальную юстицию, нововведения в сфере сексуального образования детей младшей школы, а на уровне програмных положений партии прямо закреплено, что «сексизм и гомофобия должны быть подвергнуты остракизму на всем Европейском континенте».

Вышеперечисленными позициями, которые отстаивает «Die Linke» идеология продвигаемая Фондом Розы Люксембург не исчерпывается. Что бы понять общую направленность организации, достаточно хотя бы бегло ознакомиться непосредственно с сайтом фонда и размещенными на нём публикациями.

Для примера, рассмотрим несколько материалов за последние месяцы, что были опубликованны на основном (немецкоязычном) интернет-ресурсе фонда. Вот сентябрьский анонс проводимой под патронажем Фонда Розы Люксембург выставки — «Дети хотят коммунизм» . Помимо громкого (мягко говоря) названия заметка рассыпается в комплиментах историческому значению коммунистических идей 


А вот «Феминистический ответ слева» — заметка на разные лады порицающая немецких правых за то, что они не хотят мириться с однополыми браками, «сексуальной интеркоррекцией посредством полового воспитания» в немецких школах, разрушением традиционной семьи и преподаванием так называемой «гендерной теории» (гласящей, что вместо 2 биологически заданных полов существует практически неограниченное ничем кроме фантазии количество «гендеров»).

Характерно и использование в статье «гендер-нейтральных» наименований — это слова в составе которых отдельные ключевые буквы заменены «*», что бы слово не обозначало конкретную половую принадлежность, и тем самым не «обижало» кого-либо из носителей 1000 и 1 гендера, либо тех кто со своим гендером «еще не определился».

Еще один недавний материал на сайте фонда посвящен критике «атак против однополых отношений, свободных семейных моделей и гендерных исследований«, упоминаются в материале и беженцы, любая критика которых клеймится словом «расизм». В принципе, позиция фонда по нелегальным мигрантам очень характерна для современных европейских левых и отображена во многих материалах сайта. Вот парочка навскидку (Geht Europa auch solidarisch? , Rechtspopulismus und Rassismus im Kontext der Fluchtbewegung), там нет ничего такого, что не было бы уже знакомо нам по Беркли, или радикальным левым из европейских университетов.

Не менее любопытные материалы можно обнаружить на русском филиале сайта. Он, конечно, гораздо скромнее по размерам, но отнюдь не уступает своему немецкоязычному собрату в накале пропаганды левых ценностей.

Из наиболее повеселившего: «квир-феминистская встреча в Новосибирске» , поднимающая вопросы деколонизации на постсоветском пространстве. Радужный LGBTQ+ флаг на встрече прилагается

На этом фоне материал вещающий о «культурных последствиях структурной и юридической отмены гендерного дуализма»  уже даже как-то не смотрится.

В общем, с примерами, очевидно пора заканчивать, так как политический облик организации, которая проводила «лекцию о толерантности» в РЭУ вполне ясен и очевиден для всех, как и ее политический диагноз, а статья небезразмерна.

Про гендерные курсы в других вузах нашей страны можно почитать, например, здесь: «О левых университетах» , а теперь давайте перейдем к описанию самого мероприятия, чьи подробности поведал очевидец, благо оно заслуживает нашего внимания.

Конференция началась до неприличия хорошо — практически сразу был озвучен лозунг о »многообразии» (ср. — diversity) и его благостности для общества. Среди прочего, из президидума откровенно прозвучало: »мы знаем, что научить толерантности сложно». Далее, буквально следом, был озвучен едва ли не прямо противоположный тезис о «естественности толерантности» (явление естественное, но научить ему сложно? — хм…) и уж «особенно-то, в молодом возрасте». Эту льстивую ноту подхватил первый лектор.

В качестве примера успешного, неразобщённого и главное толерантного общества — вы только не смейтесь — был назван Древний Вавилон времен строительства всем известной башни. Продолжила этот совершенно чудесный ряд аргументов… Варфоломеевская ночь, как пример злостного отсутствия толерантности, с последующими уверениями в том, что »мы опять забыли эти уроки». «Выяснилось» также и то, что именно в толерантности, по мнению лектора состояла основная суть идей Аристотеля. То что он (как и все античные греки в большинстве своем) был матерым шовинистом, делившем людей на «сорта» подверглось умолчанию.

Второй лектор порадовал аудиторию рассуждениями о том, что русскость как явление была угрозой для единства Советского союза. Также были публично озвучены следующие тезисы:
а) СССР представлял собой »социальный эксперимент великого (грандиозного) масштаба» (с чем поспорить, впрочем, сложно, если иметь в виду, конечно, масштаб бедствий и злодеяний, которые были с этим «экспериментом» сопряжены);
б) А также »если социализм это прошлое , то у человечества нет будущего».

Третий лектор, представлявший ВШЭ, как ни странно, был самым информативным, и просто зачитал доклад о связи толерантности и уровня общественного развития. Разумеется, было озвучено что «толерантность — это хорошо», хотя что забавно, по ходу доклада выяснилось, что в общем-то никакой особой связи между толерантностью и благосостоянием регионов в современной России не наблюдается.

Поскольку первая пара, с которой специально выдернули 3 факультета, на этом подошла к концу, согнанных «толерироваться» студентов все-таки распустили. В итоге, оказалось, что на дальнейшую конференцию, при наличии возможности выбора, из студентов не остался почти никто и сторонникам толерантности пришлось в дальнейшем общаться друг с другом уже более ограниченным составом.

Остается задаться риторическими вопросами: «Что это было?» «Почему «первый экономический ВУЗ России пиарит явных (импортных) фриков с нездоровыми идеями перед массовой студенческой аудиторией?» и «Какой вообще смысл в сотрудничестве с радикально-левым фондом, по факту представляющим в России интересы зарубежной левацкой политической силы?»

Знает ли руководство «первого экономического ВУЗа России» и отдает ли себе отчет о том, какой именно направленности «толерантность» в действительности проповедуют те, кому был предоставлен доступ в стены российского учебного заведения?

Хотя ответы на эти вопросы не настолько важны в текущей ситуации, как осознание всеми правыми, консервативными силами России одной простой истины: «культурный марксизм» — это не где-то там «у них», «на Западе», в Беркли, или где-то еще, это, к огромному сожалению, уже здесь, тут, на русской почве, и проявляет все те же феноменально вирулентные свойства, умудряясь пробраться в отечественные ВУЗы не мытьем так катаньем.

Поражает та скорость и легкость с которой отрава культурного марксизма вслед за западными, на наших глазах безпрепятственно просачивается и в русские учебные заведения, несмотря на общее, что на уровне общества, и (как кажется) власти, неприятие в нашей стране подобных идей.

Даже не задаваясь вопросом, зачем будущим экономистам — студентам первого в России экономического ВУЗа принудительные проповеди о том, что «будущее — это социализм» от представителей организации, чья экономическая программа даже их собратьями по левому лагерю описывается как «несоотвествующая экономике», даже не затрагивая тему о том, зачем в России вообще нужны подобные гендер-квирные «моральные авторитеты» и «специалисты по толерантности» (слово уже давно превратившееся в наших условиях в насмешку), при всем при этом нельзя не обратить внимание на то, насколько повестка продвигаемая Фондом Розы Люксембург и его политической «крышей» в лице партии «Die Linke» в социальной (и сексуальной) сфере, идет в разрез и текущему консенсусу общественных взглядов русского общества, и официальному курсу властей России.

Курсу, изложенному, между прочим, языком законодательным, и оперирующим (хотя бы теоретически) такими понятиями как половая норма в которой присутствуют всего 2 (два) биологических пола. Т.е. терминами, явно чуждыми и враждебными для современных европейских левых, включая и Фонд Розы Люксембург.

Когда смотришь на такие мероприятия, которые проводятся в далеко не последнем по значимости ВУЗе страны, то приходит ясное и четкое понимание, что надежды будто культурмарксистский дискурс миновал Россию, и, вообще, постсоветское пространство — не оправдались. И хотя плоды этого дискурса пока что затронули нас в гораздо меньшей степени, предпосылки для триумфального продвижения подобных идей уже созданы, и, могут быть легко актуализированы.

Источник