Клубное движение в правоконсервативной среде

Классический эволюционный путь достижения перемен – это участие в политике через выборы. Однако мы видим, что попытки участия в политике граждан и организаций, не инкорпорированных в парламентские партии (то есть во властную номенклатуру), по сути, провалились. Не помогли и массовые протестные митинги на Болотной и Сахарова: тогда власть временно пошла на уступки, но позже всё отыграла назад. Государство препятствует регистрации партий, а кандидаты-одномандатники от партии власти применяют настолько мощный административный и медийный ресурс, что лишают оппозицию любых шансов на победу в выборах.

Мы наблюдаем произвол власти, и это важный момент для трезвой оценки политических реалий. При осуществлении произвола власти по отношению к своим оппонентам выявляется ключевой параметр – уровень реальной гражданской поддержки политиков от оппозиции. Если за политиком стоит внушительная гражданская сила, власть при прочих равных условиях будет с этой силой считаться. Например, гражданская поддержка Алексея Навального во время судебного процесса над ним летом 2013 года. Тогда на несанкционированную акцию на Охотном ряду вышло около 20 000 человек, и его допустили до участия в выборах мэра Москвы. Но если за несистемным политиком нет ощутимой гражданской силы, власть спокойно проигнорирует недовольство – он не имеет общественной поддержки, а значит, не несёт угрозы.

Таким образом, получить политическое представительство в борьбе с партией власти может только многочисленная гражданская сила. Граждане должны обладать политической субъектностью, чтобы при оппонировании власти в ответ на вопрос «а вы собственно кто такие?» можно было дать весомый ответ.

Следующий важный момент: необходимо быть не только многочисленной гражданской силой, но и организованной гражданской силой, воспроизводящейся в устойчивых формах. Тот же самый пример Навального показал, как в отсутствии организованных форм гражданского общества поддержку общества легко потерять. На митинги и шествия выходит атомизированная, разобщённая, анонимная масса, которая по завершении митинга исчезает как субъект политики, ужимаясь до нескольких десятков общественных и политических активистов, организующих эти акции.

Делаем вывод, что только организованная и многочисленная гражданская сила может со временем стать влиятельной политической силой, способной добиваться учёта своих интересов в классическом политическом процессе. Очевидно, такой гражданской силы во всём спектре русского движения – ни среди праволиберальных групп, ни среди правоконсервативных групп, пока нет. Причём под многочисленной силой мы понимаем не десятки миллионов человек, а даже хотя бы несколько тысяч, и вот почему: на наш взгляд, реальной общественно-политической субъектностью обладают сознательные и деятельные граждане, а не «электорат». Десятки миллионов, чьё участие в общественно-политической жизни ограничивается голосованием на выборах раз в несколько лет, не обладают субъектностью. Они – объект воздействия, а не субъект политики. Ими грубо манипулируют в целях получения нужного результата на выборах, а после выборов про них сразу забывают – до следующих выборов. В то же время организованная гражданская группа численностью даже в тысячу человек способна оказать большое влияние и вынудить власть идти навстречу гражданским интересам.

Чтобы гражданская сила была многочисленной и организованной, она должна заниматься не только участием в выборах (выборы проходят раз в несколько лет), а в отсутствии повседневных задач любая организованная группа со временем рассыплется. Помимо участия в выборах, гражданское общество может добиваться своих целей напрямую, через самостоятельное решение своих задач здесь и сейчас: через создание общественных организаций, благотворительных фондов, потребительских кооперативов, клубов, касс взаимопомощи и других форм самостоятельной деятельности. Более того, в ближайшие годы именно второй путь будет единственно возможным, потому что для участия в политике нужно набрать ощутимый вес, постепенно, в процессе гражданской активности наращивая численность и эффективность гражданских структур.

Итак, говоря о ближайшем будущем русского движения, мы говорим не о политическом движении, а о гражданском. Задача русского движения сегодня – формирование и расширение гражданского общества, а не стремление попасть во власть, не драка за власть на узком электоральном пятачке. Вертикальной структуре власти мы сегодня можем противопоставить только горизонтальные сети, благо, современные коммуникации позволяют делать это эффективно с минимальными затратами. Гражданское общество, по сути, вынуждено самостоятельно решать те задачи, которые должна решать власть, но в силу недостатка компетенции или ведомственного эгоизма, решает с неприемлемым для граждан качеством.

Под гражданским обществом мы понимаем сообщества и структуры, участники которых обладают следующими признаками:

  • Способность к самостоятельным суждениям и самостоятельным действиям.
  • Способность с кооперации и солидарности, т.е. ярко выраженный социальный инстинкт.
  • Независимость, т.е. нежелание выступать в общественных отношениях с политическими и общественными лидерами как с подчинённые с начальством.
  • Автономность, т.е. умение обходиться в решении своих задач без поддержки внешних, в первую очередь государственных ресурсов.
  • Высокий уровень правосознания: понимание своих законных гражданских прав и соответствующих обязанностей.

Как было сказано выше, структуры гражданского общества должны быть устойчивыми, постоянно действующими. Это требует их профессионализации, создания постоянно действующих управляющих органов. Что, в свою очередь, влечёт за собой расходы, которые должны покрываться либо за счёт финансовой помощи от его участников, в интересах которых структура действует, либо за счёт побочной хозяйственной деятельности.

Формирование гражданского общества не одномоментный акт, а само гражданское общество должно обладать определённой структурой и иерархией. Иерархией не в смысле доминирования одних гражданских структур над другими, а в смысле последовательности их формирования. То есть речь идёт скорее не об иерархии, а об этажах гражданского общества. Таких этажей мы выделяем четыре, и как четвёртый этаж здания не может быть построен без наличия первого, так и в построении гражданского общества должна быть определённая последовательность.

Общество сознательных и деятельных граждан начинается с общественно-политических идей и знаний. Генератором идей и знаний является интеллектуальная элита, а проводником идей – масс-медиа. Таким образом, строительство русского гражданского общества должно начинаться с создания русских медиа и опосредованной поддержки через эти медиа интеллектуальной элиты. Это первый этаж здания русского гражданского общества. Медиа могут быть многочисленны и разнообразны по своим взглядам, но при этом должны транслировать повестку дня с точки зрения национальных интересов, а не эгоистических интересов элит (как это сейчас происходит).

Сегодня стоимость создания медиа минимальна. Паблики и блоги в социальных сетях, каналы в Ютубе и Телеграме, простейшие стэндалон-сайты – дают техническую возможность доводить идеи широкой общественности без наличия дорогостоящих типографий и многолюдных редакций. Главная ценность в медиа – это интеллектуалы и публицисты, способные генерировать и озвучивать идеи.

Идейное поле, формируемое русскими медиа, ведёт к формированию из потребителей информации сообществ и организаций, объединённых этими идеями. Это второй этаж нашего здания. Например, при сильнейшем влиянии медиа несколько лет назад начали формироваться русские гражданские клубы, потребительские кооперативы, кассы взаимопомощи и другие структуры гражданского общества.

На втором этаже здания гражданского общества происходят интересные процессы. Люди вступают в разного рода личные, деловые и общественные отношения, которые в итоге приводят к формированию системы репутаций и сети социальных связей. И второй этаж является основной и почвой для формирования третьего этажа здания русского гражданского общества – хозяйственных деловых структур.

То есть со временем наработанные связи и репутации дают возможность перейти к деловой экономической активности, генерирующей ресурсы. Третий этаж даёт возможность всем участникам гражданского общества повышать уровень жизни. Одним – в качестве предпринимателей, вторым – в качестве работников у «своих» предпринимателей, третьим – в качестве покупателей товаров и услуг, реализуемых «своими» предпринимателями на более выгодных условиях.

Формирование сети успешных деловых организаций, обладающих ощутимыми денежными средствами, позволяет приступить к строительству четвертого этажа здания русского гражданского общества – политического. Только при наличии денежных ресурсов, многочисленных общественных организаций и влиятельных масс-медиа русское гражданское общество будет способно делегировать кандидатов для успешного участия в выборах.

Обращаем внимание, что все четыре этажа предлагаемого к рассмотрению здания русского гражданского общества функционирует как единая экосистема. Русская интеллектуальная элита формирует общественно-политические смыслы, идеи и знания, и распространяет их через русские медиа. Структуры русского гражданского общества (клубы, общественные организации, фонды и т.д.) формируют комфортную и выгодную социальную среду для активных и сознательных граждан, финансируют через подписку русские медиа, создают кадровую подпитку и представляют собой приоритетный рынок сбыта товаров и услуг для русской деловой сферы и являются электоральным ядром для русских политиков. Русские деловые организации черпают трудовые ресурсы в русском гражданском обществе, финансируют через рекламу русские медиа, и через избирательные фонды – русскую политику. Русская политика защищает и лоббирует интересы русских медиа, структур русского гражданского общества и русских деловых организаций. В итоге, мы видим взаимосвязанный конгломерат сообществ и структур различного рода, действующий в интересах всех его участников.

Мы полагаем, несколько лет осознанной, целенаправленной и упорной работы на достижение вышеуказанных задач способны качественно изменить в лучшую сторону наш общественно-политический ландшафт.