Среди ряда русских патриотов остро стоит вопрос о Русском Национальном Государстве, мол, как только мы построим эту общность, как только перестроим властные институты на этот лад, так заживём мы счастливо, потекут реки молочные по устам кисельным. Смеем Вас заверить, что это совсем не так. Точнее не совсем так.

Всем известно, что национальные государства начали формироваться после заключения Вестфальского мира в 1648 году. Процесс этот был непростым, и практически нигде и никогда не было сформировано 100 %-ное национальное государство. Но так или иначе, ряд ведущих стран в течение XIX и XX вв. в эпоху бурного развития человечества исповедовали именно принцип построения и поддержания национального государства.

Что есть такое государство-нация?

Если прочитать все официальные определения, типа «форма самоопределения и организации той или иной нации на определённой суверенной территории и выражает волю этой нации», и проштудировать учебники истории, то вывод напрашивается сам собой.

В случае возникновения спорных моментов при выборе пути развития, такое государство опирается на мнение этнокультурного абсолютного большинства. Нидерланды были сформированы людьми, говорящими на диалектах голландского языка, исповедующих кальвинизм, живущих у берегов Северного моря, придерживающихся аскетичных и пуританских взглядов в быту. Как только появлялся успешный и бойкий француз-бельгиец-баварец он не имел шанса пробиться в верхние эшелоны власти, сохранив свой прежний культурный код.

Но общество неизменно развивалось, а любое развитие приводит к дроблению. Но т.к. культурный заряд национальных государств был велик, а бюрократические машины сильны, то долгое время нации дробились внутри себя. Появлялись различные социальные группы, этнически остававшиеся едиными с самой нацией, но культурно не только отдалялись от начальных рамок, но часто становились полной противоположностью.

Сегодня эти процессы ускорились.

Появились люди, считающие себя не американцами или немцами, а, прежде всего, вегетарианцами, феминистками, пацифистами и прочим. Но эти люди будут верны в общих чертах старому порядку, пока этот порядок приносит им пользу. Более того, эти новые общности стали объединяться вне рамок государственных границ и левый либерал в Канаде становится лучшим соратником марксиста в Испании, и оба ненавидят своих консервативных соотечественников. Воистину пролетарии всех стран соединились, но не с молотами в руках, а с легализованными наркотическими веществами в кармане.

Что произошло в США, когда чёрное население вместе с левыми либералами устроили бунт против памяти Конфедерации? Что происходит в Каталонии, когда местные националисты и левые либералы вместе требуют отделения от Испании? Просто эти социальные группы уже не нуждаются в защите помощи институтов национального государства. А есть ли это само государство? На примере Испании мы видим, как последние 30 лет Мадрид медленно демонтируют все сильные внутренние связи, передавая бразды правления в Брюссель (ирония судьбы, ведь когда-то Испанская династия правила и территорией будущей Бельгии). Испания медленно в рамках ЕС готовится слиться в единый организм с иными европейскими странами, запускает к себе на территорию инокультурных иммигрантов, разрушает национальную идентичность институтами глобализма. Каталония, этот экономически важный и сильный регион, просто продолжает эту политику, при этом желает не платить львиную долю налогов в Мадрид, они готовы платить напрямую в Брюссель без посредников.

Немного иначе в США.

Там сильно развиты местные региональные и частные институты. Среднему человеку со средним образованием и доходом совершенно не нужен Вашингтон, американская история и культура. У него своя собственная частная уличная культура, хороший стоматолог, пособие и телевидение. Дядя Том больше не нуждается в дядюшке Сэме, дядя Том не умирает с голоду.

Франция, Германия пока держатся на плаву за счёт своей прочной и мощной государственности, Польша гоняет по кругу Речь Посполитую образца 1930 года, делая вид, что сможет в таком законсервированном виде существовать вечно (объективно говоря пока ей и Венгрии удаётся ретро методами в виде колючей проволоки и невозмутимых автоматчиков отбиваться от волн мигрантов).

Теперь вопрос о России. Что делать нам? Ведь Русское Национальное Государство (РНГ) так и никогда не было построено. Российская Империя была близка к этому, но несла в себе сильные черты феодализма, которые не давали нам полностью стать государством модерна. Советская власть и вовсе не строила РНГ.

Что же сегодня?

Мы хотим построить общество, которое устареет через 10 лет? Общество, которое эффективно противостояло либеральным угрозам до середины XX века, но сегодня не является не только препятствием для левого либерализма, но и часто становится проводником идей культурного марксизма.

Прежде всего, надо уяснить, что вопрос о национальном государстве – это вопрос политический. Форма государственного устройства, это, пожалуй, одно из последних, о чём должны говорить между собой сторонники Традиционализма. Мир велик, различных культур множество, и ломать копья о политику мы не имеем право. Нам необходимо сейчас сохранить главное – наше традиционное мировоззрение. Если какая-то нация или народ, опираясь на свой вековой опыт, захочет строить не национальное государство, а неофеодальную или корпоративную структуру, империю, конфедерацию ряда народов или иную форму устройства мы не должны уделять этому особое внимание.

Так и возвращаясь к российской повестке. Национальное государство возможно только, если народ спаян великой идеей. Так было в ХХ веке. Старая Добрая Англия, Революционная Франция, Стальная Германия, да и Российская империя строилась как государство великой идеи, идеи защиты православия, славянства, именно поэтому такие герои как Нестеров шли на смерть легко и свободно. Да и неудавшаяся советская нация, щедро обагрена кровью своих героев, жертвовавших жизнями ряди всеобщего блага.

Не то время, никто сегодня не пойдёт грудью на амбразуру (даже героизм в Сирии, что мы наблюдаем – это скорее частный героизм смельчаков и профессиональных воинов, чем героизм пылких сердцем воинов). Формирование новой нации сегодня почти невозможно. У нас есть славный пример к западу от Ростова-на-Дону. Киев перемалывает солдат ВСУ в зоне АТО не для того, чтобы захватить Донецк. Нет. Киев спешно клепает героев, живых и мёртвых. Но какие эмоции вызывают эти жертвы? Чаще всего безразличие. Ведь в эпоху гражданской войны в России украинские государственные структуры (гетманщина и прочее) существовали по году и менее. При этом их идеологический вес до сих пор крайне силён. Сегодня количество и интенсивность боёв никак не меньше, а продолжительность конфликта дольше, чем в 1918-1920 гг. Но подобного культа «героев» больше старыми методами не сформировать.

Мы должны перестать рассуждать о РНГ.

Мы должны говорить о своём мировоззрении, как о единственно верном объединяющем факторе. Безусловно, сохранение культуры своего народа, приумножение его числа, увеличение политической значимости родного народа должно стоять во главе угла каждого традиционалиста, но при этом в угоду узкого национализма, мы не должны отвергать традиционалистов иных культур. После победы над леваками мы разберёмся уже между собой по поводу влияние и ресурсов, но пока нам брат и кельтский патриот Ирландии, и член Лиги защиты Лондона, и даже Японский патриот, и пускай он хочет Курилы – этот вопрос сейчас менее всего актуален, ведь грядёт война мировоззрений. Война на полное искоренение традиционных начал во всех народах. В этой войне мы обязаны победить!

  • Елена

    Автор: «Мы должны перестать рассуждать о РНГ». Даже рассуждать?
    Опять русские чего-то должны?

    Давайте тогда рассуждать о всей России (РФ) как о русском государстве.
    Прочитайте лучше комментарии к вашей же статье «Национальное самосознание, как созидательное явление».

    • Автор статьи «Национальное самосознание, как созидательное явление» — Анатолий Баданов.

      • Елена

        И тем не менее.

  • А нация — это что-то «этнокультурное»? Или все же понятие нации выше и богаче, чем этнос? Если первое, то автор прав.

    «Мы, русские…». А это что, все русскоговорящие коммунисты, антикоммунисты, националисты, интернационалисты, монархисты, антимонархисты, ватники, антиватники, верующие, атеисты… в совокупности? Ну, действительно, с такой «нацией» только в цирке выступать, а не какое-то там «национальное государство» строить.